Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Что значит для Беларуси мобилизация в России и новый этап спецоперации

Что значит для Беларуси мобилизация в России и новый этап спецоперации
Фото: Известия/Павел Волков

Специальная военная операция переходит на новый этап — РФ объявила мобилизацию 300 тысяч резервистов, было принято решение о референдумах на подконтрольных Москве территориях, а вопрос мирных переговоров с Украиной был окончательно закрыт. Андрей Лазуткин о том, как принимались эти решения и что это значит для Беларуси.  

Всю последнюю неделю сохранялась неопределенность, как могли бы развиваться события. После вывода войск из Харьковской области речь могла идти о заморозке конфликта (то есть сворачивании целей СВО до уровня Донецкой области), временном перемирии — или же, наоборот, о расширении сил и средств военной операции. В этом плане для России был крайне важен саммит ШОС, где, во-первых, было найдено полное взаимопонимание с Китаем (чему способствовала эскалация на Тайване), а также сохранение тесных контактов с Турцией. Конфигурация этих двух игроков позволила Владимиру Путину выбрать именно вариант расширения военной группировки, а значит, и целей СВО.

Надо сказать, что сразу же после вывода войск предложения о перемирии начали поступать через Макрона. Франция уже пыталась брать на себя роль посредника по контактам Украины и РФ, очевидно, пытаясь занять место Турции.

Однако после контрнаступления в Харькове французами было допущено несколько грубых ошибок. В первую очередь, это участие в эксгумации трупов ВСУ-шников в Изюме, когда обычное военное захоронение было объявлено результатом пыток, «убийством 400 мирных граждан» и военным преступлением, о чем сообщил сначала офис Зеленского, а затем официальные аккаунты Блинкена, Макрона и других «контактеров», а потом государственное телевидение стран Европы. На весь мир было объявлено о «второй Буче», и, конечно же, в таких условиях сложился неблагоприятный фон для переговоров. Возможно, американцы и британцы сделали это специально.

Второй момент — это проведение или непроведение референдумов на подконтрольных территориях. Их сроки несколько раз отодвигались, а в период последних двух недель наблюдался резкий пик террористической активности, когда был взорван генеральный прокурор ЛНР, жестоко убиты сотрудники администраций в Херсоне и других районах. То есть стояла задача повлиять на решение центра и показать эти территории нелояльными, опасными, неготовыми к референдумам. Тем не менее, решение было принято, потому что его «заморозка» ставила под вопрос цель СВО.

После вывода войск из Харьковской области, как ранее из Черниговской и Киевской областей, там последовала вспышка террора и расправ со стороны СБУ. Если бы Россия это проигнорировала и замолчала, неминуемо встал бы вопрос о возможной передаче других территорий назад Украине, например, в результате мирных переговоров, к чему Россию, по сути, две недели и склоняли. И если бы такие переговоры начались в условиях непроведения референдумов, это полностью обнулило бы эффект от СВО как внутри России, так и в ЛНР, ДНР и южных районах Украины.

Надо понимать, что самое ценное на этих территориях — это не марганец, не уголь, не металл, не комбинаты, не порты — а люди. Без лояльности местного населения эти огромные области невозможно контролировать, поэтому Россия в итоге пошла и на частичную мобилизацию, и на присоединение территорий в качестве субъектов.

мариуполь
Мариуполь, фото yandex.ru

Это одновременно и сигнал для центральных областей Украины, которые пока находятся под контролем Киева. Им дают понять, что в случае победы РФ они войдут не в какую-то серую зону (а именно в таком статусе 8 лет находились ЛНР и ДНР), а станут субъектом Российской Федерации, как Крым. Это очень важный психологический момент для контроля и управления местным населением и местными начальниками.

Заваренные в танках ВСУшники

Еще один важный фактор — контрудар под Харьковом создал угрозу непосредственно российской территории, начались беспорядочные обстрелы приграничных районов Курской и Белгородской областей. При этом в своей обычной манере Киев заявил о «решении русского вопроса военным путем», то есть публично делалось все, чтобы спровоцировать Россию к активным боевым действиям.

Исходя из этого можно сказать, что Запад, в общем-то, и добивался более масштабного участия России в войне. Это автоматически означает большие материальные, экономические, политические потери, что является желательным для создания нестабильности и смены власти в стране. При росте ставок в случае поражения РФ Запад получит слабую, обескровленную Россию, которую можно будет начать делить по национальному признаку. А в случае победы РФ Запад просто сдаст Украину как полностью разрушенную территорию, которую Россия тоже будет отстраивать за свои деньги, опять же, заплатив цену человеческих жизней и полной экономической изоляции от Германии и остальной Европы. Оба варианта являются для США приемлемыми, поэтому они ничего не теряют. Ядерная война им не нужна, и своих целей они вполне могут достичь, поставляя Украине обычные вооружения и еще зарабатывая на этом. 

При этом надо понимать, что в мире существует две основные линии по Украине. Первая — это линия постоянной эскалации, которую ведет Британия и в меньшей степени США. Когда центральные власти в Киеве открывают рот — звучит именно эта точка зрения, то есть война до последнего украинца или русского.

Спецоперация

Вторая линия — это заключение перемирия максимально быстро и на любых условиях, безотносительно интересов Украины и РФ. Это мнение экономических элит Европы, частично КНР, Турции и некоторых других стран. Ситуация постоянного конфликта им невыгодна из-за общей нестабильности и роста цен на энергоносители. Поэтому эта группа стран и интересов примет как капитуляцию Украины, так и заморозку конфликта без победы РФ. И с точки зрения России важно было показать им гарантии, что Россия имеет силы и средства продолжать борьбу и не намерена сдаваться, чтобы с мнением и интересами РФ продолжали считаться. Видимо, именно такая сверка часов и произошла в рамках ШОС, причем успешно для России.

путин обращение

И как только вся эта мозаика сложилась — Владимиром Путиным было принято решение о частичной мобилизации, о проведении референдумов и о сохранении целей СВО. Существуют разные мнения, чем именно операция может закончиться, но для России стратегически важно отрезать Украину от морских портов и получить контроль над южными и центральными областями, где находятся огромные залежи марганца и других руд, а также сформировать опорную базу из лояльного России населения. Это даст и экономический, и политический, и международный эффект, поэтому русским есть за что бороться.

С точки зрения Беларуси надо понимать, что Украина сейчас воюет на пределе сил, их контрнаступление проводилось силами ССО, которых обучали в британских центрах, при непосредственном планировании операции западными штабистами и с помощью высокоточных западных вооружений и спутниковой разведки. Успех под Харьковом не говорит ни об общем состоянии армии, ни о каком-то ее качественном изменении. Кулак для контрнаступления формировали несколько месяцев, причем сейчас он сильно выбит, а на других участках фронта по-прежнему воюют мясом из резервистов и теробороны.

К примеру, одновременно с Харьковом проводилось отвлекающее контрнаступление под Херсоном, где в танках ВСУ заваривали люки, чтобы не дать танкистам возможности сбежать или сдаться. Поэтому каких-то сил для нападения на Беларусь у них тем более нет. В отношении же Польши и Прибалтики Путин в своем обращении прямо заявил, что в случае их вступления в конфликт будет применено ядерное оружие. То есть единственный эффективный и безопасный для них метод работы против Беларуси — это информационный, то есть накачка нашего общества против власти. Но сделать это крайне сложно, потому что когда оппозиция пропагандирует войну и боевые действия (а там уже заявили о создании военизированных структур на базе центров диаспоры) — это вызывает у населения только страх и неприятие таких «лидеров». Поэтому расширение сил и средств СВО для Беларуси, как это ни парадоксально, несет не только риски, но и добавляет политической стабильности власти. Здесь можно процитировать Эрдогана, которого американские журналисты недавно спросили о перспективах выборах в Турции, на что тот ответил: «Нам нет альтернатив».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59