Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Чем я хуже или лучше этих беженцев?» Как безответственность привела к трагедии в Столбцах

«Чем я хуже или лучше этих беженцев?» Как безответственность привела к трагедии в Столбцах
Фото: Вячеслав Цуранов и из открытых источников

Пережить пожар – все равно что начать жизнь с нуля. Вроде вчера были разговоры о том, что в гостиной надо обновить обои, а сегодня уже и гостиной той нет. Все уничтожил огонь...

Никто не застрахован от несчастья. Благо тех, кто прошел испытание пепелищем, государство не бросает на произвол судьбы. Погорельцам оказывают материальную, психологическую помощь. С другой стороны, многое здесь зависит от самого человека: как быстро он отойдет от шока, возьмет себя в руки, начнет все заново. Кому-то на это нужен день, кому-то – неделя и больше. А кто-то, оказавшись в подобной ситуации, и вовсе не парится. Плывет по течению, спихнув свои проблемы на соседей, государство, просто чужих людей.

Надежды на детей нет?

Выбитые окна, черные от копоти стены, остатки обгоревшей мебели – вперемешку с одеждой, книгами... Дом на улице Первомайской в Столбцах, где в начале апреля произошел пожар, выглядит безжизненным. Его обитатели, к счастью, живы и здоровы, а местные власти предоставили хозяевам временный кров, оказали финансовую помощь. Подключилась и общественная организация.

– Живу одна. Тем вечером все было, как обычно. Никакого намека на пожар или возгорание. Ближе к ночи проснулась, почувствовала едкий запах дыма. Ощущение, как будто ты в тумане, едва различала, где что находится. Открыла форточку, чтобы дым из помещения быстрее вышел, а сама выбежала на улицу. Успела только халат накинуть и тапочки надеть, – рассказывает хозяйка сгоревшего дома, 69-летняя Людмила Пашаева.

У Людмилы Пашаевой трое детей, однако за помощью и временным кровом ей пришлось обратиться к государству

Мы встретились с ней в кризисной комнате, которая открыта на базе Столбцовского территориального центра социального обслуживания населения. Женщина с 41-летней дочерью находилась там уже больше трех недель.

Подробности злополучной ночи Людмила Павловна помнит смутно. Говорит, кто-то вызвал пожарных. Огонь спасателям удалось ликвидировать быстро, но дом сильно пострадал, стал непригодным для проживания.

– Все сгорело, одни стены остались. А ведь у меня столько мебели, техники новой было! Многое еще даже не успела распаковать, достать из коробок. Мне оно не надо. Думала, дети будут пользоваться, – сокрушается пенсионерка.

А вот тут Людмила Пашаева немного лукавит. В промежутках между рассказами о пожаре, она поведала и свою историю жизни. Родилась в Столбцах, после школы уехала в Калининград, где нашла хорошую работу, вышла замуж, родила троих детей. Из родственников у нее была только мамина тетка, которая жила в Столбцах на улице Первомайской. Бабушка страдала психическим заболеванием, и, так как своим детям она оказалась не нужна, опеку над ней взяла Людмила Павловна. Ради этого даже бросила самый западный город России. Еще при жизни тетка успела переписать на Людмилу свою часть дома, где семья и осталась после смерти старушки.

– Работали с мужем, растили детей. А потом он начал пить. Чтобы не тянуть на себе всю семью, решила развестись. Старшему сыну Диме уже тогда было 18 лет, Снежане – 15. Младшей, Лесе, чуть поменьше. Справлялась как-то, хорошо зарабатывала. После выхода на пенсию еще 14 лет трудилась, только три года назад окончательно оставила работу, – говорит собеседница.

С момента пожара прошло больше месяца, но порядок на подворье хозяева навести не успели

Невольно возникает вопрос: почему дети, для которых Людмила старается, покупает технику и мебель, не забрали ее к себе? Почему при взрослых, самостоятельных детях она вынуждена была просить помощи у государства?

– Я в этом несчастливая, – обронила такую фразу Людмила Павловна. – Леся живет в Москве и не приезжает, у Снежаны самой личная жизнь не устроена, а Дима… Ему только пенсия моя нужна. Да если бы он эти деньги на еду тратил – пропивает же все! А когда дом сгорел, даже не предложил к себе приехать. На звонки, и те не отвечает…

Вдвоем на одну пенсию

В кризисной комнате Людмила Павловна находится с дочерью Снежаной. Так получилось, что после пожара молодая женщина тоже осталась без крыши над головой.

– Снежана уже давно в Новом Свержене жила с мужчиной. Смотрела за его мамой, помогала по хозяйству. Когда мой дом сгорел, я первую ночь провела у соседки, а потом к Снежане поехала. Они меня приняли, но там условий никаких. Две комнаты, людей много. Потом еще брат этого мужчины приехал с сыном: куда там всем втиснуться? – объясняет Людмила.

Добавились и другие проблемы. Пожилые люди любят порой поучать молодежь – что да как делать… В общем, ужиться не получилось. Людмила Павловна переехала в кризисную комнату. Вместе с ней туда перебралось и дочка. Назад дороги в Новый Свержень, говорит Снежана, ей уже нет.

И все же надо двигаться вперед. Надо жить дальше. Пожар забрал почти все, что было нажито большим трудом, но времени прошло достаточно. По крайней мере, его хватило, чтобы оправиться от шока. Пора задуматься о том, как восстановить испорченное жилье. Да, ремонт потребуется недешевый, но ведь вдвоем легче. Как призналась Людмила Пашаева, пенсия у нее чуть больше 300 рублей. А если прибавить зарплату Снежаны…

– Я сейчас не работаю. Вот, бегаю, ищу себе место. Пока безрезультатно. Везде отказы, – разводит руками 41-летняя женщина.

Как выяснилось по ходу разговора, она официально не трудоустроена уже лет 7. Объясняет это так: мужчина, с которым она жила в Новом Свержене, хорошо зарабатывал, поэтому не требовал, чтобы она вышла на работу.

– С мамой не жила в Столбцах, но воду и электричество за нее оплачивала. Это не было проблемой: денег нам с гражданским мужем хватало, – уверяет Снежана.

Причиной пожара в доме Людмилы стал перекал печи

Не буду ставить под сомнение ее слова. Бывает и такое. Но ведь сейчас ситуация изменилась. Денег со стороны так просто никто не даст, а на первое время погорельцам их надо много. Каждая копейка на счету. Хорошо, что есть пенсия Людмилы Павловны, но ведь она разойдется в момент. Поиск работы – первое, о чем должна была подумать Снежана.

– А где найти ту работу? Раньше в Столбцах было просто с этим: на предприятия брали всех. Сейчас нужны образование или опыт. Куда она пойдет? – защищает дочку Людмила Пашаева. До этого пенсионерка упоминала, что у Снежаны опыт работы в торговле 12 лет, есть 5-й разряд продавца.

– В одном магазине мне сразу отказали, другой закрывается, в третьем директор заболел. Пока с работой глухо. Ничего нет, – заявила Снежана.

Ее слова звучат слишком уж категорично. Управление по труду, занятости и социальной защите Столбцовского райисполкома предложило Снежане свою помощь. Ее зарегистрировали в качестве безработной, предоставили несколько вакансий. Но ни одна женщину не устроила. В филиал Минского моторного завода в Столбцах идти отказалась (говорит, у нее аллергия на химикаты). Вакансия цветовода, судя по всему, ее тоже не прельщает. Мы поинтересовались почему, ведь работа не грозит возникновением аллергии, специального опыта не требуется.

– Мне приходят сообщения каждый день о вакантных местах. Но я ищу работу посменную, не на всю неделю, а хотя бы два через два. Хочу присматривать за сгоревшим домом, чтобы кто-нибудь не растаскал потихоньку вещи, – объясняет Снежана. – Плюс там надо навести порядок, убрать мусор, ненужный хлам.

Забегая вперед, скажу, что мы съездили посмотреть на сгоревшее жилье: мусора на улице действительно хватает. Но за месяц его никто так и не убрал…

– Как это сделать? Мне самой тяжело, мама тоже помочь не в состоянии. Как я сама вынесу из дома сгоревшие шкаф, диван? Брат, который мог бы подсобить, даже трубку не берет, его это не касается. Прячется. Может, свою вину чувствует за случившееся...

Беспроигрышный для Снежаны вариант – работа в хозяйстве. Думаю, в Столбцовском районе найдется сельхозпредприятие, которому требуются те же доярки. Там женщину, вероятно, могли бы обеспечить жильем. Но переезд в деревню даже не рассматривается.

Хочу то, не знаю что

Находиться в кризисной комнате Людмила Павловна с дочкой могут определенное время. По истечении срока они обязаны покинуть помещение. Только, куда идти, обе пока не решили.

– 20 мая мы должны освободить кризисную комнату, – с огорчением говорит пенсионерка. – Что будет с нами дальше, не знаю. Снимать жилье дорого, это минимум $80. Считай, половина моей пенсии. В городе сдается домик за $40, но пока не можем выйти на его хозяина. Такой вариант, конечно, предпочтительнее.

О том, что есть варианты гораздо лучше, Людмила Пашаева умалчивает. Территориальный центр социального обслуживания населения предложил ей дом совместного проживания в деревне Литва. Платить нужно только за воду и электричество, несколько раз в неделю будет приходить соцработник. Пенсионерка отказалась: мол, далеко ехать.

Как сообщила заместитель председателя Столбцовского райисполкома Жанна Лысая, хозяйке дома предложили также социальную койку на срок до 6 месяцев:

– За это время Снежана могла бы найти работу (возможно, с предоставлением общежития), сделала бы ремонт в одной из комнат сгоревшего дома, и женщины бы переехали туда.

По словам Жанны Лысой, срок пребывания Людмилы Пашаевой и ее дочери Снежаны в кризисной комнате может быть продлен.

Соцкойку Людмила Пашаева тоже отвергла, заявив, что «она знает, что это такое и ей не понравится».

Альтернативный вариант – дом-интернат. Правда, пенсия у Людмилы Павловны не настолько большая, чтобы хватило на оплату проживания. Вносить недостающую сумму могла бы Снежана, если бы работала. Но это не тот случай.

– А чего вы сами хотите? – интересуюсь у пенсионерки. – Если бы вы согласились на дом совместного проживания или соцкойку, Снежана могла бы пожить у кого-то из друзей, параллельно бы работала. Отложили бы хоть немного денег на ремонт…

– Я в деревню не поеду! – категорична Людмила Павловна. – Надеюсь на людей. Может, помогут деньгами или вещами. Видела объявление, что кто-то отдает ненужные доски. Уже было бы с чего начинать ремонт, хотя бы в одной комнате…

На вопрос, кто будет делать этот самый ремонт, если даже мусор возле дома женщинам убрать тяжело, я ответа не получила.

Виноват – плати?

В конце разговора пенсионерка обмолвилась, что беженцам, которые приезжают в Беларусь, все дают. «А чем я хуже или лучше этих беженцев? Им ведь помощь оказывают. Кому и телевизор дают», – в сердцах говорит Людмила Пашаева.

Уточнять, что многие из этих беженцев не выбирают, где им жить (соглашаются и на город, и на деревню), я не стала. И о том, что, имея высшее образование, они идут работать доярками, животноводами – никакой работой не брезгуют, – тоже решила не упоминать. Люди, сбежавшие от войны, потерявшие дом, прекрасно понимают: тяжело, но надо крутиться, начинать жизнь заново.

Официальный представитель Минского областного управления Анастасия Швайбович:

«Сообщение о пожаре на ул. Первомайской в городе Столбцы поступило спасателям в 00.21. Прибывшие подразделения МЧС установили, что горит квартира номер 1 двухквартирного жилого дома. Спасатели ликвидировали пожар. Огнем повреждены деревянные конструкции потолочного перекрытия, шиферное покрытие и имущество в квартире. Причина пожара – нарушение правил эксплуатации печного отопления: перекал печи».

Герои нашей истории в этом необходимости пока не видят. Надеются на государство, на неравнодушных людей. Позиция, конечно, так себе. С другой стороны, если человек сам на себя махнул рукой, должны ли его опекать другие, заниматься его проблемами? Ведь это прямой путь к иждивенчеству. Грести всех под одну гребенку тоже неправильно, так как потерять жилье можно и в результате стихийного бедствия. Но в случае с Людмилой ситуация другая: возгорание произошло по ее вине. И нам трудно понять, почему она так легкомысленно отказывается от предлагаемой помощи.

В конце марта в Солигорске обсуждалась реализация требований Директивы Президента от 11 марта 2004 года №1 «О мерах по укреплению общественной безопасности и дисциплины». Участие в заседании принял председатель Минского облисполкома Александр Турчин. Он тогда высказал предложил ввести возмездное спасение при несчастных случаях. Это штраф, который обязательно придется заплатить МЧС, если будет доказано, что хозяева строений не приняли надлежащих мер пожарной безопасности. Мысль верная. Это как минимум дисциплинирует тех, кто привык полагаться во всем на авось. Пресечет попытки вешать свои беды на чужую шею и научит ценить ту помощь, которую предлагают.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем