Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Елена Печерская: «В Молодечно никогда не было женщин-следователей, и тут я такая явилась: «Здрасте!»

Елена Печерская: «В Молодечно никогда не было женщин-следователей, и тут я такая явилась: «Здрасте!»
Фото: автора и предоставлены старшим помощником прокурора Минской области Ларисой Пархимович

Юрист Елена Печерская 20 лет жизни отдала прокуратуре Молодечненского района. Работала помощником, старшим помощником прокурора, следователем, старшим следователем и заместителем прокурора. Елена Григорьевна уверена, что самые лучшие годы ее жизни прошли именно на следственной работе.

Прокуратура Беларуси 26 июня отмечает 100-летний юбилей. В Молодечно об этом знают. На Великом Гостинце, возле перекрестка улиц Космонавтов и Франтишка Скорины, о прокурорском празднике напоминает большой щит.

Накануне юбилея Елена Печерская рассказала журналисту информационного агентства «Минская правда» о роли в ее жизни киношной Зинаиды Кибрит, о резонансных молодечненских преступлениях прошедших лет и том, что женщина в роли следователя вовсе не плохая примета.

– Елена Григорьевна, как все начиналось? Небось, родители подтолкнули на юридическую стезю?       

– А вот и нет. Я родилась и выросла в деревне Кончаны Молодечненского района. Мои родители всю свою жизнь трудились на железной дороге. Папа был машинистом, мама – приемосдатчиком. И, казалось, ничто не предвещало моего юридического будущего. Но в седьмом классе я посмотрела сериал «Следствие ведут ЗнаТоКи». Эксперт-криминалист Зинаида Яновна Кибрит просто запала мне в душу. Я решила: стану следователем-криминалистом.

Поступив на юрфак, от счастья чуть под машину не попала

– Поступить на юридический факультет – та еще задача?

– Да, очень боялась. В 1975 году закончила среднюю школу в деревне Красное с золотой медалью. Тогда уже все мои одноклассники знали, что буду поступать на юридический факультет Белорусского государственного университета. Поскольку у меня золотая медаль, при поступлении пришлось сдавать только один экзамен – историю СССР. Месяц ее штудировала. Перед экзаменом легла в восемь часов вечера, чтобы хорошо выспаться. В итоге всю ночь не сомкнула глаз от волнения. На экзамене получила «пятерку». Выскочила из здания университета на эмоциях, радостная и чуть под машину не попала. Водитель успел притормозить, отругал меня как следует, но мне было все равно. Зачислили в тот же день. Была счастлива! Я – будущий юрист!

– По окончании юрфака дорога в прокуратуру была прямой?

– Не очень. Юридический факультет БГУ закончила в 1980 году. Но в правоохранительную систему попала не сразу. С мужем переехали жить в город Волковыск Гродненской области. Там 14 лет проработала межхозяйственным юрисконсультом. В моем обслуживании было четыре предприятия народного хозяйства. В Молодечно переехала в 1994 году и сразу пришла работать в прокуратуру на должность помощника прокурора по общему надзору.

– И началась карьера прокурорского работника…

– Да. Потом я стала старшим помощником. Прокурором тогда был Михаил Михайлович Коледа. Очень хочу отметить этого человека. Это был прокурор от бога, настоящий профессионал. Он сразу стал моим учителем. В 1999 году я смогла взыскать большие суммы в качестве возмещения ущерба, причиненного государству падежом скота, порчей имущества. Начальник отдела по общему надзору прокуратуры Минской области Валерий Валерьянович Дмитриев тогда даже премию мне собирался дать. И вдруг подходит ко мне наш следователь Андрей Галюк и говорит: «Давай меняться. Я – в надзор, а ты – в следствие». Задумалась над этим предложением. А отговаривать от этого шага начали буквально все: следствие – это же такая морока и рутина! Но ведь детские впечатления от работы Зинаиды Кибрит никуда с годами не делись. И я, далеко не 25-летняя девушка, уже с двумя детьми, согласилась.

Повергла милицейских оперов в шок

– Следственная работа удалась с самого начала?

– Ну, я бы так не сказала. Оперативные работники милиции тогда ужаснулись: «Женщина-следователь! Плохая примета! То же самое, что на корабле. Не будет удачи в раскрытии преступлений! Ничего мы больше не раскроем». Действительно, ведь никогда в Молодечно не было женщин-следователей. И тут я такая явилась: «Здрасте!». Одно из первых моих серьезных дел – убийство женщины на Красненском льнозаводе. Ее зять убил. А поскольку преступление особо тяжкое, то это областная подследственность. Когда я уже заканчивала расследование, приехала к нам в Молодечно из прокуратуры области Лариса Васильевна Красочка. Она тогда занималась надзором за следствием. Прочитала мои материалы по этому убийству и говорит: «Бери ручку».

– Вы еще и учились на реальных делах?

– Пришлось. Красочка тогда для меня разложила по полочкам все действия убийцы и показала, где именно у меня не доработано. Буквально гоняла меня по всем тонкостям следствия. Я была поражена и даже немного обиделась. Ну как так-то? Она младше меня на год или два, а учит работать. Но потом была очень благодарна Ларисе Васильевне. Теперь точно могу сказать: слава богу, что у меня был такой учитель. Все, чего я добилась в следственной деятельности, – это благодаря ей.

– А чем закончилась история с суеверными милиционерами?

– О том, что сотрудники уголовного розыска милиции насторожись, когда меня назначили следователем, я узнала после раскрытия двойного убийства, которое произошло в Молодечно и в деревне Ляльковщине. В городе, в микрорайоне Геленово, в своем доме была убита женщина, которая торговала самогоном. Понедельник. Зацепок – никаких. Работаем с операми. Раскрытием даже не пахнет. Буквально через день – новое убийство в Ляльковщине. Едем туда. Там тоже труп женщины. Но она самогон не продавала. На первый взгляд, эти два убийства ничто не связывало. В деревне трудились всю ночь. Установили, что следы ведут к даче соседа. В итоге выяснилось: этот сосед и убил обеих женщин. Он был закодирован и сорвался, безумно хотелось выпить. Первая жертва погибла из-за торговли самогоном, у второй он нашел всего-то бутылку «Кагора» в шкафу. После раскрытия этого двойного убийства ребята из уголовного розыска перестали опасаться работать с Печерской и признались мне в том, что сначала очень сильно во мне сомневались. А начальник Молодечненского отдела внутренних дел Виталий Дмитриев мне даже большую премию выбил.

– Вспомните еще какие-то интересные дела?

– Было у меня еще одно дело. Очень необычное, резонансное. Убийство, в котором орудием преступления стал самогоном. В деревне Повязынь одна бабушка торговала этим зельем. Продала бутылку соседу. Он выпил и умер. Потом в деревню приехал сын умершего мужчины, да еще друзей с собой привез. Этот сын узнал, кто именно продал его отцу самогон, и с друзьями пришел в дом к бабушке. Они насильно стали поить этой же самогонкой сына хозяйки и соседа, который под руку попался. В результате сын торговки зальем умер. Сосед еле выжил. Очень сложно было расследовать. Проделали с экспертами большую кропотливую работу. Мне пришлось доказывать, что обвиняемый заставлял потерпевшего пить, а тот отказывался. Все доказала, и тогда был вынесен обвинительный приговор по убийству при отягчающих обстоятельствах.

Предоставила молодым сотрудникам возможность набивать шишки

– Как дальше складывалась карьера? Вспомните тех, с кем довелось работать?

– Поработав следователем и старшим следователем, я заняла должность заместителя прокурора.

– Вообще, в своей карьере я трудилась при пяти прокурорах. Моими руководителями в разные года были: Михаил Михайлович Коледа, Геннадий Збигневич Вешторт, Сергей Михайлович Коваленко, Роберт Равильевич Зубаиров и Владимир Вячеславович Дубовский. Хочу отдельно вспомнить теплыми словами моего коллегу Льва Константиновича Кроера, который работал в Молодечненской прокуратуре старшим помощником прокурора. К сожалению, его уже нет в живых. Это был Человек с большой буквы, настоящий кладезь опыта и знаний. Я советовалась с ним по сложным делам, и Лев Константинович никогда не отказывал в помощи. В своей жизни он был и прокурором, и следователем. 40 лет отдал работе в органах прокуратуры. В 2011 год скорая помощь увезла его в больницу прямо из рабочего кабинета. Спасти жизнь врачи не смогли.

– Когда расстались с прокуратурой?

– В 2014 году я закончила работу и вышла на пенсию. Мне предлагали остаться, продолжать трудовую деятельность. Но я убеждена, что в прокуратуре должны работать молодые сотрудники. Им нужно стараться, набивать шишки и идти вперед.

– Но воспоминания-то остались теплыми?

– Со своими бывшими коллегами из прокуратуры, из милиции мы иногда встречаемся. Даже случайно, просто в городе. Всегда эти встречи очень теплые. Вспоминаем боевые годы. Вообще, уверена, что самое счастливое время я провела именно на следственной работе. А территорию города Молодечно и Молодечненского района я буквально читаю по тем местам, куда мне в свое время довелось выезжать по роду своей работы следователем. Помню все эти места. Такое не забывается…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем