Меню
Мядельский райисполком

Отмыв денег и «гостеприимство» по-литовски. Почему у змагаров спадают розовые очки

деньги
Фото: из открытых интернет-источников в качестве иллюстрации

Когда мы говорим слово «беглые», кто приходит на ум? Естественно, госпожа Тихановская, которая, правда, беглая условно, ибо ее ласково и нежно сопроводили белорусские силовики к границе с Литвой. И даже денежку с собой дали, которую сегодня можно рассматривать как гонорар за развал оппозиции… Далее всплывают наверняка фамилии Латушко, Цепкало, Вечерко.

Но вообще беглые по сути своей — это в первую очередь простые люди, которые поверили вышеперечисленным и им подобным. Не желая отсиживать положенный и справедливый срок за преступления в Беларуси, они сбежали в «райский демократический сад».

И многие очень сильно разочаровались.

Мы в Беларуси не кровожадные

Уехал человек из страны, потому что не хочет сидеть? Не одобряем, но логику действий понимаем. А патриотизм не может строиться на агрессии и ненависти, патриотизм строится на любви. Так что, если даже у преступников там, за бугром, как-то сложится нормально — устроятся на приличную работу, не будут мыкаться по хостелам и съемным квартирам, женятся или выйдут замуж (при условии, что это будет не однополый союз), родят деток и воспитают их неплохими людьми, то… будьте там счастливы, беглые белорусы! Потому что вы ведь все равно белорусы! Родину только свою оставьте в покое. Не делайте ей ни плохо, ни даже неприятно или обидно — и счастья вам и вашему дому.  

Но со счастьем у них получается далеко не всегда. Конечно, есть те, кто очень удачно устроился (хотя есть предположение, что это временно). Как сыр в масле катаются те, кто присосался к грантам, то есть подобрался к европейскому корыту, в которое Вашингтон сливает объедки со своего барского стола — тут нужно рассказать подробнее.

Зачем Вашингтону Тихановская?

Чтобы давить на Беларусь? Да бросьте вы! Сегодня Светлана Георгиевна может давить разве что прыщики на лице у своего советника. И вместе давят они не «режим», а своих собственных вчерашних сторонников, которые в светлой и тихой демократичности разочаровались и требуют перемен уже в беглой оппозиции. Перемен им не дают и там — и, в общем, правильно делают.

Фото из открытых интернет-источников в качестве иллюстрации

Как это работает? Американский сенат принимает решение: мол, выделить условно 10 миллионов долларов белорусской оппозиции на борьбу с режимом. Об этом, конечно, пишутся сотни радостных статей. Сообщается, как прекрасно скоро все борцы заживут, купив почему-то обязательный для борцов за свободу айфон последней модели.

Но дальше происходит следующее. От 10 миллионов долларов сами сенаторы, голосовавшие за их выделение, откусывают себе половину. Потому что там, где большие бюджеты,  — большая коррупция. И американские сенаторы, само собой, принимают решение о десятке лямов не в интересах Тихановской и не против Лукашенко. А в интересах себя и против своей бедности. Располовинили бюджет прямо в Вашингтоне: 5 миллионов перечисляется в некий фонд. Или систему фондов.

А благодаря системе получается как в том анекдоте: вот ты взял кусок сала у одного товарища, передал другому — а ручки-то жирненькие… Пока упомянутые 5 миллионов будут ходить туда-сюда по бесконечным фондам, чтобы никто не догадался, что деньги дал именно Вашингтон (хотя все это прекрасно знают), от суммы откусят еще половину. Было пять — останется два пятьсот. Остаток перечисляется за океан — литовскому правительству, которое лишь номинально оплачивает содержание беглой содержанки из своего бюджета. В платежке Светлане, может, и написано «правительство Литвы», но правительство это не промах. Два с половиной миллиона пришло из-за океана — минус компенсация расходов на беглый офис, да и литовским чиновникам нужно оставить на «Старку» и цеппелины… И вот от суммы уже остается где-то миллион. Который получают напрямую курирующие белорусских беглых литовские спецслужбы (а то вдруг там половина офиса есть разведка КГБ!). В принципе, они недалеки от истины, но в мире вообще принято не особо замечать разведчиков иностранных государств своими контрразведчиками — о тонкостях этой традиции расскажем подробнее как-нибудь в другой раз. Миллион условный департамент госбезопасности Литвы тоже половинит, и 500 тысяч долларов достаются-таки Светлане и друзьям.  

Что происходит дальше

Офис Тихановской половину оставляет себе, а 250 тысяч спускает ниже — всяким переходным кабинетам и координационным советам. Те оставляют половину себе, а сто тысяч долларов — якобы независимым медиа, точнее блогерам-прикорытникам. Эти половинят еще раз…   

деньги
Фото: из открытых интернет-источников в качестве иллюстрации

Таким образом, простым белорусам, которых все публично призывают не сдаваться, бороться, ходить на акции (из-за чего они лишаются в Беларуси недвижимости и приобретают на родине заочные сроки отсидки), остается от изначальных 10 миллионов в лучшем случае тысяч 50 американских. На которые оказывается помощь паре десятков таких беглых, чтобы остальным тысячам гордо показать в телеграме: вот какие мы хорошие, спасаем судьбы, ломаем стереотипы!  

Схема стара как мир — она работала и работает как часы. Собственно, именно поэтому лоббисты в Вашингтоне стараются создавать повсеместно различные правительства в изгнании. И делают это, как вы уже поняли, далеко не только ради защиты американских интересов. Любой Гуайдо — это миллионы долларов распила бюджета, и в основном внутри США, а не снаружи.

А вот история типичного змагара

Который боролся и искал, искал и не сдавался. Молодой еще, но забросивший свою физическую форму Егор Михалькевич недавно как-то неправильно воспринял хипстерский совет повысить свою мобильность и зачем-то залез в Вильнюсе на вышку мобильной связи. Сам залез — сам слезай, казалось бы. Но нет, история чуть интереснее. Ее с удовольствием ретранслировали в новостном блоке «Забавные случаи» литовские журналисты, а литовские зрители с удовольствием посмеялись над недотепой.

Скриншот из видео «МП»

Утро обычного вильнюсского дня. Егор залез на вышку и сидит. Как выяснилось позже, это была такая акция протеста. Вот только Егор никого не предупредил о ее проведении, вышку выбрал для акции крайне неудачно — в относительно безлюдном районе столицы. Да и в целом, кто там будет из прохожих вверх смотреть, искать: а нет ли на вышке акции? Просидел так Егор до обеда. Может, кричал что-то, может, что-то показывал — неизвестно, но по факту осталась акция незамеченной. Провал полный.

К обеду проголодавшийся Егор сообразил позвонить литовским властям: мол, я тут сижу, у меня тут акция, а вы ни сном ни духом…

Литовские власти удивились, но виду не подали

Прислали спасателей. Те на месте пришли к выводу, что взбираться на вышку — дельце хлопотное, и предложили Егору спуститься самостоятельно. Егор спустился. Уже на устойчивой земле литовские журналисты (они вообще-то ждали эпичного суицида, что всегда привлекает демократическую аудиторию) спросили: мол, а чего хотел-то, зачем залез? А залез, рассказал Егор, потому что уже без малого четыре года мыкается он по Литве; потому что сбежал из Беларуси и Вильнюс никак не дает ему статуса беженца. Он подает в суд, суд выносит постановление — надо дать, а Литва все равно не дает!

Среди прочего не шибко умный Егор (что уже очевидно из всей этой истории) зачем-то прямо на литовскую телевизионную камеру признался, что «данная ситуация вынуждает его работать нелегально». После таких публичных заявлений, в общем-то, у Литвы не останется иных вариантов, кроме как проверить подлинность заявлений Егора, найти подтверждающие факты и наказать не только нелегального работника, но и его нелегальных работодателей. Так что Егор, получается, и дурачок, и крыса.

карикатура МП
Проблемы с получением статуса беженца — у всех змагаров. И у тех, кто в Польшу сбежал, и у тех, кто в Литву. Рисунок Антона Островского

А еще журналисты поискали информацию про Егора. И нашли. После того, как господин Михалькевич достаточно нагадил в Беларуси, он продолжил делать то же самое и в Литве. Вот Егор в октябре 2022 года пишет у себя в соцсетях про украинских чиновников, скажем корректно, подозреваемых им в нетрадиционной сексуальной ориентации. Так и пишет — слово начинается на «П», заканчивается на «Ы».  

Чуть позже Егор занимается фекальным юмором в отношении президента Литвы. Призывает гнать ссаными тряпками из правительства литовского министра иностранных дел, обвиняя того в профнепригодности.

В целом внутреннюю и внешнюю политику Вильнюса Егор публично называет дном. Милую литовскую девушку из правительства обзывает, простите, паскудой и требует выгнать почему-то в Беларусь, обвиняя ее в самом страшном грехе псевдодемократий — нарушении Конституции.

По совокупности Егор может за оскорбление и клевету сидеть в литовской тюрьме лет этак 10, и в данном случае мы поддержим соответствующее решение литовского суда, ибо это будет справедливое наказание за совершенные преступления. Особенно иронично, что у этих «профнепригодных паскуд» (со слов Егора) он и выбивал статус беженца, специально забравшись на вышку.

Внимание — вопрос: как много таких вот умалишенных беглых сейчас в Литве, Польше, Латвии?

И вопрос номер два: может, Тихановская и права, считая, что с ними деньгами не стоит делиться?..

Пока оставим вопросы без ответов.

Дзержинский РИК
Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59