Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Дело ОГСБ обрастает деталями: свидетели дают показания в суде

Дело ОГСБ обрастает деталями: свидетели дают показания в суде
Фото: Фото автора
Видео: Видео автора

По делу «Организации гражданской самообороны Беларуси» (признана террористической) в суд Минской области 25 октября вызваны свидетели.

Всего по данному делу проходит 10 свидетелей. Сегодня планируется допросить 6 человек из них, чтобы устранить противоречия в показаниях.

Минчанин Игнат Лазарев познакомился с фигурантом дела Кириллом Ашураком еще в колледже. Парни стали общаться на почве интереса к видео-играм.

Как пояснил свидетель, Кирилл увлекался также страйк-болом. Дома у него был комуфляж, пневматическое оружие.

В какой-то момент Ашурак поссорился с женой и, по словам Лазарева, стал вести себя странно. Он постоянно упрекал друга: «у тебя что-то в жизни есть, какие-то цели, а у меня нет».

Игнат предлагал товарищу помочь в поисках работы, но тот отказывался, перебивался временны и подработками. На момент июня 2020 года Ашурак проживал один в Малиновке.

— Знаю, что задержали его на стеле, дали несколько суток, потом выпустили…, — пояснил свидетель. — Он ни с кем не знакомился. Они там просто с другом договорились встретиться, якобы чтобы деньги передать, когда их схватили. Но мне показалось, что это мутная история.

Лазарев отметил, что Ашурак любил рассказать байки для придания собственной значимости, но не во все он верил.

— Казалось мне, что в них что-то не так, какая-то неправда, — подчеркнул Игнат.

Кроме того, Кирилл занимался спортом, имел подкаченную фигуру. Ходил подтягиваться на турниках, там познакомился с парнем, с которым потом и сидел в СИЗО.

Свидетель подтвердил, что Ашурак хотел, чтобы его признали политическим беженцем. Это был «модный» тренд в 2020 году.

— Да, он планировал уехать из страны, но я не считаю, что у него были для этого основания, — дополнил Лазарев, отвечая на соответствующий вопрос прокурора.

Однажды Ашурак позвонил другу и спросил, каким навигатором он пользуюсь. Сбросил ему картинку, скрин с какими-то координатами.

— Кирилл хотел куда-то съездить, что-то искал, — сообщил свидетель. В обстоятельства он якобы не вникал. Не смутило Игната и то, что друг оставил ему номер телефона матери, на случай если он не выйдет на связь.

Потом, когда Кирилл благополучно вернулся, то показал Лазареву серый чехол, сказал, что ездили за ним.

— Чехольчик, как для очков, но я отказался посмотреть, что в нем, — добавил свидетель.

Прокурор предложил исследовать запись переписки с Ашураком (в телефоне подписан как Зиг) в мобильном, чтобы задать уточняющие вопросы.

Так вот, в чехле находился прибор ночного видения. Кирилл Ашурак восхищенно рассказывал другу, как будет им пользоваться, что-то про разведку…

— Мне казалось, это все больше похоже на обман, — Игнат не воспринимал слова друга всерьез.

Еще друзья ездили в гости к отцу Ашурака, который раньше служил в правоохранительных органах. Кирилл тет-а-тет беседовал с ним и тот сказал сыну, чтобы он не занимался фигней.

— Я предложил Кириллу сходить в Следственный комитет в шутку, потому что воспринимал это все, как байки, — объяснил свидетель.

Некоторое несоответствие своих слов, сказанных в суде и на первоначальном допросе, зафиксированные в протоколе, Лазарев пояснил так:

— Я хотел забыть эту историю как можно скорее. Тогда я помнил все лучше, — сказал он в завершение.

Опрос Землянской: подозрения не вызвали

Следующий свидетель Елена Землянская — работает в Департаменте охраны в Березино. Была на службе в районе 23.00 и увидела на камере видеонаблюдения двух человек, вблизи объекта охраны Березинского лесхоза. Парочка шла по дороге из леса. На лицах у них были медицинские маски, рюкзаки, у высокого мужчины палка в руке. У плотного телосложения женщины — платок или капюшон на голове.

— Подозрения они у меня не вызвали, поскольку на этом участке активное движение. Я не имею права гонять людей, которые просто ходят по дороге, не приближаясь к забору, — пояснила охранник Елена Ивановна.

— Впоследствии я увидела их задержание: женщину поставили к стене, а мужчину посадили в машине. Я вышла на улицу и спросила, что происходит. Мне сказали, что работает милиция и показали удостоверение.

По словам свидетельницы, у нее под охраной более 10 единиц техники, в основном лесовозы. Днем машины задействованы в работе, а ночью стоят на площадке.

— Техника находится близко друг от друга, даже метра нет между машинами. И возгорание легко могло бы перекинуться с одной на другую и далее на пустые цеха, — отметила Елена Землянская.

История Глотова

Фигурант дела Алексей Глотов наконец дал показания в суде. Начал свой рассказ с того, как был наблюдателем на президентских выборах в 2020 году. До этого момента работал вахтером в школе, причем, как мне показалось, специально нарывался, чтобы уволиться оттуда со скандалом. Разведен, в браке родилось двое детей.

С 8 на 9 августа уехал из родного поселка Коммунар Буда-Кошелевского района в Гомель, чтобы лично посмотреть на митинги.

— Информация в чатах зачастую дублировалась. Затем в чате ОГСБ появились много украинцев, которые говорили, что текущие выборы показали — белорусы не способны ни на что. Но цели и задачи организации мне были неизвестны, — отметил фигурант дела.

Глотов в чате зарегистрировался под ником Александр Карсон.

Какое-то время он наклеивал у себя в районе наклейки с логотипом ОГСБ на зданиях и направлял отчет с фотоснимками.

— Я проходил таким образом тест, чтобы попасть в передовую группу организации и охранять марши, защищать народ от действий сотрудников правоохранительных органов, — сообщил Глотов.

Чуть позже он признается в суде, что фотографировал чужие надписи  (аббревиатуру ОГСБ — примеч. автора) на стенах и выдавал их за свои.

В какой-то момент в чате ОГСБ был размещен опрос: хотите ли вы быть в передовой группе?

Не позднее 17 января 2021 года 40-летний Глотов сообщил, что с 1996 по 1997 год проходил срочную службу в «Уручье» и умеет изготавливать взрывные устройства, но над ним, простым парнем из деревни, только посмеялись.

— Мне не доверяли, меня оскорбляли, я хотел самоутвердиться таким образом, — пожаловался обвиняемый.

С Дисом Глотов общался на разные темы, о том, что под ником скрывается Денис Хромов/Хофман он не знал.

— Но я бы не сказал, что он мной манипулировал. Все люди — братья, я просто откликнулся на его просьбу, — заявил Алексей. — В июне 2021 года, Хофман предложил мне доставить коробку из хрона по указанным координатам. О том, что там тепловизор, я узнал от Хофмана позже. Сделал рисунок и отправил его, но люди не могли найти мой схрон. Я попросил своего кума отвезти меня на заправку — он не знал, зачем мы туда ездили.

Из показаний свидетеля (кум) Юрия Юрьевича:

— 26 июня 2021 года Глотов попросил подвезти на заправку, я заехал за ним домой и мы поехали на ближайшую заправку к поселку Коммунар. При себе у него была сумка с ручками. Алексей вышел возле какой-то машины, еще до заправки. Там было много машин припарковано. Что он дальше собирался делать, мне не сообщал. Я заправился и поехал домой.

Когда схрон не был обнаружен Глотову пришлось передать тепловизор Гулевичу и Ашураку лично. При этом лиц их он не видел, они были в медицинских масках и капюшонах.

— Фамилий их тогда я не знал. Ашурак учил меня, как делать закладку, вешать ленточку, чтобы было приметнее, — добавил обвиняемый.

Из показаний свидетеля (сосед Глотова) Артема Анатольевича, которого обвиняемый также привлекал в качестве водителя, когда забирал тепловизор:

— 19 июля 2021 года я отвез Глотова на своей машине на автозаправку, где он передал неизвестный мне предмет или пакет двум мужчинам. Я не спрашивал, куда и зачем мы едем. Парни были без автомобиля, пешим ходом. Алексей Глотов поломал мне подлокотник во время поездки, но возместил мне его стоимость в сумме 50$. Я слегка удивился: откуда у него деньги. Глотов вроде бы занимался когда-то корпусной мебелью, но на тот момент не работал.
Во время Президентских выборов Алексей нацепил на себя белую ленту, как оппозиция. Лично я не видел, но ходили слухи, что за этого его и выгнали с избирательного участка. Потом Глотову поступило ещё задание от Хофмана: забрать мешок с неизвестным содержимым из хрона в камышах.

Из показаний свидетеля Аржаницы Ивана Николаевича, живёт с Глотовым в одном поселке. Мужчины в одной компании рыбачили иногда.

— Он сказал, что в этом месте Нижние Жары (деревня в Брагинском районе Гомелькой области, приграничная зона с Украиной — Прим. автора), хорошо клюет красноперка. Кто-то ему сказал об этом, а сам Глотов там не был. Он предложил отправиться на рыбалку туда. Собрали вещи и поехали, каждый рыбачил сам по себе, в 300-400 метрах друг от друга. Алексей приехал мокрый. Затем мы переночевали у костра и снова рыбачили на следующий день. Ну и выпивали, конечно… Я по профессии разведчик, но он сделал меня как пацана! Если бы я знал, что он там складывал мне в багажник, что какие-то новые вещи появились, мешок… Но я не наблюдал за ним. Если бы было какое-то подозрение, я бы подмечал.

Итак, Глотов засунул наполовину мокрый мешок в рюкзак и привез домой. Потом Дис попросил сфотографировать для него все содержимое — там были камни, очевидно, чтобы мешок не уплыл по течению и замотанное в пакеты оружие, чтобы не намокло. А дальше Алекс должен был перезахоронить это. Закладку пистолетов сделал в яме глубиной полтора метра. Забросал сверху это место бутылками, на ветки скотч намотал.

— Мне сказали, людям нужна помощь — я сделал. Детали узнал позже от Гулевича, — пояснил Глотов. Хромова он воспринимал как руководителя с изюминкой и рассматривал его требование сделать закладку как просьбу.

Один пистолет Макарова Хофман разрешил Глотову оставить себе. На вопрос судьи, зачем ему оружие, обвиняемый выдвигал в ходе процесса разные версии. Одна из них — якобы отстреливаться от зверей. Дескать живет, ведь, в поселке на отшибе.

— Так долго искали оружие и в итоге взяли первый попавшийся пистолет? — уточнил судья.

— Да.

— А зачем вы взяли с собой гранату, когда поехали с Гулевичем минировать вышку? То же от зверей? — поставил судья в тупик Глотова.

— Это не я комплектовал вещи! — кое-как выкрутился Алексей.

Из показаний свидетеля (сотрудница Беларусбанка) Сотниковой Светланы:

— 6 января 2021 года Глотов, как клиент, был у нас в отделении банка в поселке Коммунар. Хотел положить наличные деньги на карту, я ему объяснила, где и как он может это сделать, то есть воспользоваться приложением. Сумму я не уточняла. Он стоял у прилавка и что-то делал с телефоном, потом ушел.

– Человек под ником Морфиус скинул мне ссылку на Гидру, где я знал, что продается оружие. Я заходил в чат к ним за информацией, вел переписку с другими пользователями – Глотов не отрицает, что пытался купить оружие. Но в этот раз он утверждает, что хотел использовать его для обороны своей семьи.

– Зачем вам столько оружия? – задал вопрос гособвинитель.

– Наверное, это обыкновенная человеческая, мужская, жадность, – увиливает от ответа Алексей. – Я хотел приобрести пистолет и патроны, а также глушитель, чтобы потренироваться в лесу, но не смог перевести деньги. Реквизиты мне предоставили в чате.

– А глушитель вам зачем?

– Ну, я хотел сначала по банкам пострелять.

– А если бы вы стреляли в человека, вы бы использовали глушитель?  –спросил прокурор. – Вы же сказали, что вам пистолет нужен для самообороны.

– Я ждал, что Россия нападет на Украину. С меня тогда посмеялись как с дурачка в чате, поэтому захотел купить оружие. Вдруг какой-то нацист к нам на территорию проникнет? – невозмутим Глотов.

– Чего же тогда сразу ядерную бомбу не купили? –  спросил гособвинитель.

Также выяснилось, что Глотов заблаговременно приобрел большое количество пиротехники и хранил ее три года. Часть якобы использовал на дне рождения детей, но далеко не всю. Еще мужчина изготовил в 2020 году коктейли Молотова, якобы для самостоятельного испытания, без определенной цели, потом благополучно забыл про них. Так они и хранились у него в рюкзаке в бане.

Взрыв вышки и неприязнь к России

Ночью Алексей Глотов с Вадимом Гулевичем прибыли в деревню в Вилейском районе Минской области на автомобиле. Взяли ориентир на маяки на вышке ВМФ России и пошли пешком. Сначала рюкзак нес Глотов, потом, когда у него оторвалась лямка, груз взял Гулевич. Мужчины немного заплутали, но потом вышли к цели. Подняли колючую проволоку, установленной по периметру вышки, перебежали пашню (контрольно-следовую полосу – Прим. автора) и снова подлезли под проволкой к вышке. Распаковали мешок, достали часовые механизмы.

– Гулевич подавал, а я монтировал. Заминировал тросы и центральную опору вышки, оставил телефон… Гулевич сказал, поставить замедление на три часа, тогда людей здесь не будет и никто не пострадает… Дорога была заросшая, потому я понял, что машины здесь проезжают редко. Охраны тоже рядом не было… Я рассчитывал, что тросы перебьются, и вышка частично сломается, – рассказал Глотов.

– Вы считали, что людям в окрестных деревнях от вашего взрыва не страшно будет? Если бы все происходило вблизи вашего поселка, вашим детям не было бы страшно? – спросил судья.

– Нет, там хлопок всего лишь, – попытался успокоить обвиняемый.

– А военным? Это же ЧП для них.

– Они знали, куда идут, когда выбирали службу, – равнодушно заметил Алексей.

Судья попытался выяснить главный мотив Глотова, когда он шел на это преступление. Алексей отрицал, что пытался таким образом оказать давление на власти и запугать население. По словам мужчины, ему просто не понравилось, что Россия в тот момент выделила денежный транш Беларуси.

– Мы же государство независимое… Мне не нравится, что Россия пичкает нас деньгами и загоняет в долги.  Думал: вот пусть Россия лучше потратит деньги на ремонт вышки. Я пришел испортить имущество, а не совершить акт терроризма, – залепил Глотов.

Интересно, долго ли придумывал, что сказать себе в оправдание? Алексей и дальше не унимался и пытался юлить:

– Если военная часть с вышкой находится на территории, которая считается российской, то это в России должны возбудить дело против меня за совершение, как вы говорите, теракта особо опасным способом? Но они же этого не сделали!

Похоже, что никто обвиняемому не объяснил, что если приготовления к преступлению шли на территории Беларуси, то его как гражданина нашей страны на полном основании могут судить по белорусским законам.

Алексей Глотов вину в суде признал частично по некоторым статьям. Хотя в ходе предварительного следствия признавал вину в полном объеме…

– Сейчас я раскаиваюсь в содеянном. Думаю, как быстрее выйти, хочу вернуться к детям, – добавил в завершение Глотов.

Завтра допрос свидетелей в суде продолжится.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59