Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

О Китае, западном праве и демократии: как постепенно деградировал «мировой порядок»

О Китае, западном праве и демократии: как постепенно деградировал «мировой порядок»
Фото: president.gov.by, БЕЛТА, из открытых источников

Специально для «Минской правды» политолог Андрей Лазуткин прокомментировал высказывания Александра Лукашенко на реконструкции комплекса «Хатынь».

О том, как менялась западная демократия

«Я помню, соросовцы задавали вопрос: “Вы, господин Президент, пришли к власти такой молодой, а что бы вы у кого хотели позаимствовать?” Я сказал: у немцев и у шведов…»

Александр Лукашенко

У нас организации Сороса часто представляют как некое мировое правительство или структуры, типа масонских лож, но в первую очередь это сеть кредитно-финансовых организаций. Сорос называет себя инвестором, и в свое время построил состояния на валютных спекуляциях, когда на фондовом рынке той или иной страны искусственно создавалась политическая нестабильность, капиталы обесценивались, а активы скупались за бесценок.

То есть сеть Сороса имеет два крыла — это инвестиционные группы, которые активно скупали все что могли в постсоветской Восточной Европе; и сети гуманитарных организаций и НКО, которые занимаются либо дестабилизацией, либо выращиванием лояльных Соросу элит. Конечно, молодой Президент Лукашенко, который только взял власть, был им очень интересен. И такие наводящие вопросы нужны, чтобы понять, на кого человек ориентируется и как с ним можно работать.

Президент на встрече в «Хатыни» рассказал, что тогда ему был интересен «шведский социализм», то есть высокий уровень социальных гарантий в Скандинавии, и одновременно — жесткая исполнительская дисциплина, как в ФРГ. Надо сказать, что на тот момент Евросоюз еще только создавался, страны ЕС не были унифицированы, как сейчас, и запад действительно был тем западом, каким мы его привыкли видеть. Однако сегодня европейские руководители мало чем отличаются друг от друга, имеют низкую самостоятельность и выполняют любые команды США. Кстати, Виктор Орбан — один из немногих мировых лидеров, кто организации Сороса запретил и выбросил из страны, как когда-то сделала Беларусь. За это ему устроили обструкцию внутри Европейского союза и даже пытаются исключить оттуда.

То есть сегодня любая «системная» европейская страна — это в первую очередь американский сателлит. А во-вторую — она находится под контролем надъевропейских структур, которые никто не выбирает напрямую, типа Еврокомиссии. И там уже нет ни былого порядка, как в Германии, ни социальных гарантий, как в Швеции.

Об отношениях с КНР

«Мы только с Китаем решили вопросы на встрече [в Самарканде] на миллиарды долларов, высочайших технологий»

Александр Лукашенко

В основе белорусско-китайский отношений лежит не только прагматизм, характерный для КНР. В отличие от других молодых стран Европы, которые были вовлечены в проекты с Китаем, в Беларуси никогда не проводилась декоммунизация, характерная для европейских «новых демократий», а отношения с США и в конце 1990-х, и в 2000-х никогда не ставились выше отношений с Китаем.

Можно вспомнить визит бывшего госсекретаря США Майка Помпео в Беларусь, когда на встрече с Президентом тот в первую очередь поднял вопросы двухсторонних отношений Беларуси и Китая. Для американцев тогда критически важно было заблокировать «новый шелковый путь» на всех его отрезках. А ведь сегодня создание транзитного коридора в Нагорном Карабахе, выход из изоляции Ирана и частично — Афганистана обещают для «шелкового пути» новые, ранее невозможные перспективы, что вдвойне неприемлемо для США. Поэтому Штаты где могут поддерживают военную нестабильность на участках транзита либо пытаются изолировать Китай дипломатически, как в случае с Литвой.

И в результате этой американской игры Беларусь оказалась не только единственным союзником Китая в Восточной Европе, но и единственным сухопутным транзитным коридором из Китая в ЕС. Поэтому на уровне лидеров двух стран сохраняется полное взаимопонимание, а все остальное — уже дело техники. Выделенными инфраструктурными кредитами надо правильно распорядиться, чтобы вопросы частного бизнеса не приходилось поднимать на уровень правительств.  

О частной собственности и европейском праве

«Мы думали, что там демократия, римское право и суды. Никакого там права нет. Кто заплатит, тому и решат»

Александр Лукашенко

Как принято считать, основа демократии — это частная собственность. Поэтому в государстве нужно создать класс крупных собственников, которые будут обеспечивать «выборность власти». Примерно в 1990-х так нам объясняли те же организации Сороса, к чему нужно стремиться.

В реальности же все довольно мрачно. Санкционные пакеты, которые убыточны в первую очередь для крупных европейских компаний, то есть классу крупных собственников, не выгодны никому, кроме США. И с точки зрения демократии, в Европе должна была быстро смениться власть, которая не обеспечивает национальные экономические интересы. Однако контроль за местными режимами со стороны американцев настолько плотный, что сделать это невозможно. Побеждают либо полностью проамериканские силы, либо умеренно проамериканские. Ничего другого в системной политике просто нет; а если появляются какие-нибудь «желтые жилеты», их травят газом и топчут конной полицией, не допуская в парламенты и другие выборные органы власти. Это «экстремисты», «террористы», «наймиты Путина».

Та же картина складывается и вокруг европейского права. В наших широтах распространена мысль, что у нас «закон что дышло», а вот на западе все иначе. В реальности же оказалось, что США могут без какого-либо судебного решения блокировать валютные операции абсолютно любых компаний, а европейские партнеры при этом услужливо передают им закрытую коммерческую информацию. И даже тот самый «класс собственников», который вырастили в России, вдруг остался без яхт, домов и вторых семей на западе — их всех просто отрезали от имущества и запретили въезд.

Подавать в данном случае в суд бесполезно, причем арестовывалась даже собственность, записанная на подставных лиц, то есть на основе голой оперативной информации, а не каких-то судебных разбирательств. Это значит, что европейское право защищает в лучшем случае самих европейцев, и то не всегда. А есть люди и компании второго сорта — это мы. И даже если с нами раньше было выгодно торговать, это не значит, что нам обеспечат какие-то гарантии, как было, например, с белорусским терминалом в Клайпеде или с подрядом на строительство трубопровода в Литве белорусской компанией. Выполняя пожелания США, молодые европейские демократии готовы самостоятельно залезть в экономическую петлю, и никакое местное «право» на такие политические решения не может повлиять.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59