Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

От Ливии до Забайкалья. Ветеран автомобильных войск Соколовский о тысячах км покоренных дорог

От Ливии до Забайкалья. Ветеран автомобильных войск Соколовский о тысячах км покоренных дорог
Фото: из личного архива героя

С самого детства Анатолия Соколовского окружали звуки машин! Поначалу это были тракторы на полях родных Гловсевичей Слонимского района. Еще с далеких 1950-х ребенку, приходившему к отцу-полеводу на пахоту, запомнился неповторимый аромат возделанной земли, сочетавшийся с запахом бензина. Уже тогда маленький Толя понял: машины, механизмы – это его судьба! На восьмом десятке лет бывший начальник автомобильной службы войск ПВО Республики Беларусь по-прежнему благодарен той магии ощущений, что направила его на стезю военного автомобилиста. Не пересчитать промелькнувших в «ветровом стекле жизни» людей, километровых столбов дорог, которых пришлось преодолеть… И сегодня, в своей профессиональный праздник, полковнику в отставке хочется вспомнить запавшие в душу моменты его службы.

– Анатолий Павлович, с чего начинался ваш путь к шеврону с колесами, рулем и крыльями на черном поле?

– С рассказов о военном прошлом моей семьи. Воспоминания о голоде, нужде, жизни с постоянной оглядкой прошли через все мое детство. Мерзлая картошка, вареная лебеда как основной рацион питания, бесчинства полицаев – старшему поколению многое довелось пережить. Отец, мобилизованный после войны, служил в строительных войсках, принимал участие в восстановлении Москвы, ее жилых объектов от вражеских бомбежек. Разговоры на военную тему то и дело витали в семейном кругу. Страсть к машинам понемногу совмещалась с вектором цвета хаки – возможной будущей службой.

– Детство и юность, проведенные в полях, морально подготовили вас к трудностям армейской жизни?

– Характер передался от отца – спасибо ему за это. Он, крестьянин от сохи, хозяйственник с большим опытом, окончил профильный техникум лишь в 49 лет – «для галочки», был заслуженным работником сельского хозяйства. Орденоносец, ради блага односельчан он часто шел на нестандартные, волевые поступки, идущие вразрез с порядками, спущенными сверху. Так, в разгар «кукурузной эпопеи» времен Хрущева он засевал края полей – для вида – этой «модной» культурой. А в центре, за стеной кукурузы, колосились намного более важные для Гродненщины зерновые. И в те времена ему удавалось собирать по 60 центнеров пшеницы с гектара! Атмосферу труда и взаимопонимания, разумного подхода к делу я с малолетства пропустил через себя. Мой старший брат стал трактористом, а у меня были планы поамбициознее. Физически к армейским будням я был готов точно – благодаря труду хлебороба! Попробуйте мешки с пшеницей из комбайна на весы, из кузова машины на ток да в зернохранилище потаскать – руки, ноги будут ого-го!

– А дальше – военкомат, призыв в автомобильные войска?

– Решил стать летчиком, но медкомиссию по зрению не прошел. Затем рванул в Мурманскую область, в город Кировск. Хотел пойти во флот – работал электриком, готовился к поступлению в высшее мореходное училище. Здесь и случилась первая моя встреча с дорожной стихией: я, спасибо правам, стал водителем трехколесного мотороллера – была когда-то такая специальность. Не пройдя в мореходку, окончил курсы ДОСААФ, получил корочку шофера третьего класса (водительских категорий С, D тогда не было) и был призван в армию. В Осино-Рощинскую мотострелковую учебную дивизию (Ленинградская область), в автомобильный учебный батальон. Там я, единственный рядовой в подразделении, получил юбилейную медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Так были отмечены мои успехи: хорошо знал технику, выступления в народном цирке прибавили силу и ловкость. После получения сержантского звания мне предложили остаться служить в дивизии командиром учебного отделения – готовить молодое пополнение. Cам имею все водительские категории, первая была на управление грузового мотороллера «Муровей». Все начиналось с малого!

– А как вы попали в народный цирк?

– Было в СССР такое интересное явление – родной брат народного театра – когда перед зрителями выступали таланты-самородки без профессиональной подготовки. Бесплатно – просто из желания заниматься любимым делом, проявить себя, отточить навыки. Наша труппа под кураторством знаменитого Ленинградского цирка творила чудеса: я участвовал в номерах силовой акробатики и эквилибристики. Были времена, когда запросто поднимался вверх по двухметровой, не имевшей второй опоры лестнице… Взмывал по ней вверх с девочкой на плечах. И, когда я был уже на вершине, она, опираясь только на ноги, также становилась во весь рост!

– Невероятно! Так как с учебным автобатом?

– Было заманчиво, но я хотел двигаться дальше – и написал рапорт на поступление в Рязанское военное автомобильное училище. Успешно сдал экзамены – сразу стал старшиной роты, проучился четыре года, завел семью. В училище царила обоюдно уважительная атмосфера. Сказано тебе выучить «от сих до сих» – изволь соответствовать, положительной оценки тебе «за так» не видать. Почти все преподаватели были фронтовиками: наш начальник сборов майор Кадыров (а также мой комроты учебного батальона в армии) воевали во фронтовой разведке. Было на кого равняться! Поэтому дополнительно занимался спортом – легкой атлетикой и борьбой.

– Первое назначение с получением лейтенантских погон…

– …Брунталь, Чехословакия. 31-я танковая Висленская дивизия, 1974–1979 годы. Там в нашей семье родился сын – второй ребенок. Дочь родилась, когда я учился на четвертом курсе в училище. Прошел путь от комвзвода до помощника начальника автослужбы танкового полка. Затем был направлен в Забайкалье, в город Нерчинск. В том краю РСФСР меня ждали такие испытания, после которых все последующие трудности были по плечу! Всего через два года начальник автослужбы 36-й общевойсковой армии майор Александр Жеребцов перевел меня на повышение. С Александром Владимировичем, будущим главным военным автомобилистом Вооруженных Сил Республики Беларусь, меня связывают трудные, но памятные годы службы. И уже капитан Соколовский возглавил автослужбу 63-го мотострелкового полка (станции Мирная), что дислоцировался в 250 км от Нерчинска. Пробыл в этой должности два года, и меня вновь настиг крутой поворот. А все началось с поездки в Борзю, в зенитно-ракетную бригаду. Майор Жеребцов мне безапелляционно заявил: по автомобильной технике на инспекции эта часть получила два «балла» – у тебя полгода на исправление ситуации. Что было с автослужбой бригады – я рассказывать не буду, это просто ужас! Эти шесть месяцев, что выпали на холодный период года, никогда не забуду! Однако результат не заставил себя ждать: майская комиссия инспекторов была впечатлена проделанной работой и поставила оценку «хорошо».

– Природные особенности Забайкалья фигурируют в рассказе каждого, кому там довелось служить…

– И сейчас во снах мелькают картины: полк, развернутый до штатов военного времени, идет 1000-километровым маршем. Это для Беларуси достижение, а там ты даже половину территории ЗабВО не проедешь! Боевое слаживание, учения с боевой стрельбой, марши с пусками ракет на полигоне Телемба – чего только не было… Все это в морозы – температура минус 25, минус 40! Штормовые порывы ветра, степь, метет поземка… Чего только в дни маршей не случалось! Однажды зимой перегонял сборную колонну автотехники (пункт назначения – в 250 км от исходной точки), и один УАЗ встал из-за спущенного колеса. А формировал колонну не я – был назначен ее командиром перед самой отправкой. «Спасибо» моему предшественнику, да и водитель тоже хорош: запаски нет, домкрата нет, вулканизатора тоже! Застряли в степи: вокруг от края до края заснеженный горизонт, помощи ждать неоткуда. Машину ведь не бросишь, и вставать колом из-за одной единицы техники на полпути нельзя! При помощи двух бревен поддомкратили колесо, подняли УАЗ, разбортировали колесо… А как заделать дыру – та еще загадка. Я лихорадочно перебираю варианты в голове, а через ткань кармана в ногу врезается ребром монета. Точно, думаю, монетка в пять копеек – она ж достаточно большая! Достал, плоскогубцами ее согнул, молотком и камнем на том участке, где дырка, расплескал, деньгу приладил: поставили на место камеру, накачали – и так завершили марш. Потом, слышал, этот опыт применялся в войсках.

– А на службу в Беларусь вы когда попали?

– После службы в ЗабВО меня ждала учеба в Академии тыла и транспорта. В 1986 году перевели в Марьину Горку начальником автослужбы 8-й гвардейской танковой дивизии. С 1989 года – старший офицер автомобильной службы Краснознаменного Белорусского военного округа, начальник отдела ремонта. В 1994 году возглавил автомобильную службу войск ПВО Республики Беларусь, через пять лет уволился в запас. В первый день своей гражданской жизни я стал заместителем директора КБ «Каскад», взялся за организацию производства по ремонту РЛС. Уже в 2000-м оно заработало в полном объеме. Далее меня ждало руководство отделом в организации ГВТУП «Белвнешпромсервис». В 2001-2004 годах в составе группы от ОАО «2566 завод по ремонту радиоэлектронного вооружения» командирован в Ливию – занимался капитальным ремонтом советской автотехники. С восхищением вспоминаю ту страну. Это был цветущий край, мы его называли «страной спутниковых тарелок». Они в изобилии громоздились на крыше почти каждого дома. На улицах не смолкала музыка, в городах царил подлинный социальный рай, радушие местных не знало предела – прохожих незнакомых иностранцев запросто зазывали в гости на угощение…

Сегодня я по-прежнему в строю, гражданским специалистом работаю на «оборонку» Беларуси.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем