Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Путевку в небо получил в Минском аэроклубе. Рассказываем о Герое СССР летчике Александре Лобанове

Путевку в небо получил в Минском аэроклубе. Рассказываем о Герое СССР летчике Александре Лобанове

В апреле 1953 года в Минском аэроклубе (сейчас он называется Учебно-спортивное учреждение «Минский аэроклуб имени дважды Героя Советского Союза С.И. Грицевца» ДОСААФ) приступил к инструкторской работе фронтовой летчик-истребитель — Герой Советского Союза — Александр Васильевич Лобанов.

После Великой Отечественной войны Александр Лобанов командовал истребительным авиационным полком, но был уволен в запас по состоянию здоровья. И вернулся Александр Васильевич в родной Минск, где прошла его юность, где он работал на столичных заводах, где впервые поднялся в небо и был выпускником именно Минского аэроклуба в 1937 году.

А ныне имя Героя Советского Союза Александра Васильевича Лобанова начертано на плитах мемориала выпускниками Минского аэроклуба, торжественное открытие которого состоялось в 2018 году.

Как токарь стал летчиком-истребителем

Саша Лобанов родился 28 апреля 1917 года в Псковской области, в 1925 года его семья переехала в Минск, который и стал для мальчишки родным городом. Именно в Минске Саша Лобанов в 1932 году окончил неполную (7 классов) СШ № 32, затем в 1932-1934 годах обучался в школе ФЗУ при паровозовагоноремонтных железнодорожных мастерских. Завершив обучение, стал работать на вагоноремонтном заводе имени Мясникова слесарем, а впоследствии — токарем. С 1935 по декабрь 1937 года трудился токарем на заводе имени Кирова, одновременно обучаясь в Минском аэроклубе. 

А в декабре того же 1937 года Александр Лобанов — курсант Борисоглебской военной авиационной школы. Так начался его путь в Военно-Воздушных Силах Красной Армии, который он прошел от рядового военлета до летчика-аса, награжденного за боевые подвиги в грозном небе Великой Отечественной войны тремя орденами Красного Знамени и удостоенного звания Героя Советского Союза с вручением медали Золотая Звезда и ордена Ленина.

Боевой путь Александра Лобанова

Воевать Александр Лобанов начал в составе 40-го истребительного авиационного полка, летая на И-16, и проявил себя смелым и мужественным воздушным бойцом. Уже в начальный период Великой Отечественной войны, в тех тяжелейших воздушных схватках с фашистскими стервятниками, даже на устаревшем И-16, он только за период с 10 августа 1941 года по 1 сентября 1942 года совершил 256 боевых вылетов. А участвуя в 27 воздушных боях, лично сбил 2 самолета противника и 12 в составе группы.

Так, в один из первых дней войны Лобанов в паре с лейтенантом Сафроновым вылетел на свободную «охоту», на одном из железнодорожных перегонов они обнаружили вражеский эшелон и атаковали его. Удар наших истребителей поразил немецкий паровоз и цистерны с горючим. В другой раз Александр Лобанов в паре с Михаилом Семенцовым вступил в бой с двенадцатью фашистскими истребителями. В завязавшейся огненной карусели Лобанову удалось поджечь вражеский истребитель ведущего немецкой группы, а несколькими секундами позже сбил самолет противника и лейтенант Семенцов. Остальные немецкие летчики уклонились от продолжения боя. 

А с 1942 года старшему лейтенанту Александру Лобанову доверили водить группы истребителей на прикрытие наших бомбардировщиков и штурмовиков, и огневую поддержку наземных войск.

В первый день Курской битвы, 5 июля 1943 года, Александр Лобанов в паре с Михаилом Семенцовым провели тяжелейший бой с 16 вражескими истребителями. В тот день они прикрывали полет штурмовика Ил-2, который должен был сфотографировать артиллерийские позиции противника и вести корректировку огня нашей артиллерии. Во время полета они заметили взлетевшую с немецкого аэродрома группу немецких истребителей Ме-109 и FW-190. Немцы же, обнаружив в воздухе всего лишь 3 советских самолета, резко изменили курс и энергично пошли на сближение, надеясь на легкую «добычу».

— Миша, атакуем в лоб! Отсекаем фрицев от «Ила», — передал по радио Лобанов и устремился в атаку.

Боясь лобового столкновения, вражеские истребители отвернули от Ил-2, который тут же с набором высоты ушел в облака. Убедившись, что штурмовик, используя облачность, взял курс на свой аэродром, наши летчики продолжили воздушный бой. В один из моментов боя Лобанову удалось, находясь в крутом вираже, поймать в перекрестие прицела самолет ведущего немецкой группы и поразить его, тот вспыхнул и камнем пошел к земле. Потеряв ведущего, противник стал выходить из боя. Воспользовавшись их замешательством, Семенцов погнался за одним из «Фоккеров», который пытался уйти на пикировании, чтобы оторваться от преследования. Но не рассчитал, столкнулся с землей и взорвался.

7 июля 1943 года гвардии старший лейтенант Александр Лобанов вновь отличился. В тот день четверка истребителей Ла-5, находилась в зоне патрулирования, когда в небе появились сразу 5 групп вражеских бомбардировщиков, в каждой группе по 10 самолетов. Лобанов повел четверку Ла-5 в атаку, наши истребители расстроили боевой строй немецких бомбардировщиков, не давая им возможности произвести прицельное бомбометание. В том бою Александр Лобанов сбил 2 самолета противника. 

Согласно боевым донесениям штаба 8-й гвардейской истребительной авиационной дивизии, по итогам боев в июле 1943 года гвардии старший лейтенант Александр Лобанов лично сбил 8 самолетов противника.

В августе 1943 года Александр Лобанов в паре с Георгием Ажнаковым вылетел на разведку и примерно через 30 минут полета они обнаружили скопление боевой техники противника. Чтобы точнее определить характер выявленной цели, Лобанов снизился до высоты 600 метров и стал подсчитывать немецкие танки. В тот же момент его самолет прошила пулеметная очередь атаковавшей пары немецких истребителей. Выше Лобанов заметил еще одну вражескую пару. Лобанов находился в очень тяжелом положении, будучи на малой высоте, он не имел возможности уйти от атаки вражеского истребителя, тем более что самолет его был поврежден. И тогда Георгий Ажнаков прикрыл своим самолетом машину Лобанова, летчик погиб, спасая жизнь своего командира и боевого товарища. 

А в марте 1944 года уже сам Лобанов прикрыл собою наш подбитый Пе-2, когда за ним погнались сразу две пары немецких истребителей. Прикрывая «пешк», Лобанов и Кузнецов вели тяжелый воздушный бой. Немецкие летчики яростно наседали, но наша пара мужественно защищала подбитый бомбардировщик. Подобрав удачный момент, Лобанов сбил один Ме-109, но подошла еще четверка немецких истребителей, которые решили во чтобы-то ни стало рассчитаться за сбитого. Положение еще больше ухудшилось, когда немцы подожгли самолет Кузнецова, и Лобанову пришлось отбиваться от 7 вражеских истребителей, прикрывая и Пе-2 и своего боевого товарища. Лишь боевой опыт, высокое летное мастерство и дерзость в том воздушном бою помогли Александру Лобанову устоять против численного превосходства противника и спасти жизни своих товарищей. Вскоре он получил благодарность от командования и очень теплое письмо от экипажа Пе-2, которого он защитил от фашистских истребителей. Вернулся в строй и Кузнецов после лечения в госпитале.

Из фронтовых воспоминаний о летчике

*** Летавший в паре, бывший товарищ Лобанова полковник в отставке Д. А. Алексеев вспоминал (а кто может лучше сказать о боевом товарище):

«О Лобанове, как о человеке, летчике и командире, я очень высокого мнения и, считаю его настоящим героем. Он прошел всю войну, от начала и до конца, был контужен. Сбил 26 самолетов и поверьте, все эти они «настоящие», без всякой «подделки». Щепетилен в этом вопросе был невероятно. 

Лобанов был летчиком невероятной смелости, ничего не боялся. Он был настоящим мастером воздушного боя и выводил меня, еще «зеленого» пилота, из таких передряг, за что я до сих пор ему благодарен. Прямо скажу, спасал.

Лобанов был очень расчетлив и притом имел «чутье». Умел предвидеть как бой будет развиваться. Стрелял Лобанов мастерски — пара очередей и все — пиши сбитого.

Вот как мой командир Лобанов, к примеру, атаковал (я им всегда восхищался!): заходит на «Мессер» от солнца, метров со 100-120 две коротенькие очереди дает и тут же отваливает! (нельзя в атаке зависать!). «Мессер» винтом «закрутил» и вспыхнул! Умел Лобанов с врагом «разбираться», я сам тому свидетель, а то, что сбил только 26, так это не его вина. Просто редко ему воздушный противник попадался.

В воздушном бою у Лобанова были следующие приоритеты: Первое — это выполнить боевую задачу. Если штурмуем, то делать это так, чтобы перед пехотой не было стыдно. Если прикрываем бомбардировщики, то так, чтобы ни одного не потерять. Второе — это избежать потерь. Лучше никого не сбить и никого из своих не потерять, чем сбить троих и потерять одного своего. И только третье — сбивать. Лобанов за сбитыми не гонялся, в дважды Герои не стремился. Потому и летчиков берег, и победы себе не приписывал. Талант.

Лобанов был спокойным, в компании нормальный, умел поддержать. Не курил, почти не пил. Было у него еще одно положительное качество. Он умел в пары летчиков подбирать. Умел составить пары так, чтобы летчики по характеру, по уровню и манере пилотирования друг другу подходили.

Уже под конец войны, в Польше, был такой интересный случай. Как-то раз полетели мы на задание с моим ведущим Лобановым. Парой, на «свободную охоту». Даже подвесили бомбы «сотки». Выбрал он цель, зашли, бросили. Тут-то по нам замаскированные зенитки и «хлестанули». Я вышел из пике, потом смотрю, командир идет ниже, ниже, ниже. И тянет на нашу сторону. Я спохватился, да что ж это такое, что он делает?!

А по нему с земли эти зенитки «хлещут»! Что там «по мне» бьет, я и внимания не обращаю, маневрирую «автоматически», все внимание на командира. Повезло, перетянули линию фронта, вышли из зоны зенитного огня. Я подошел к нему поближе. Смотрю, позади кабины справа вроде какое-то светлое пятно. Ладно, сели. Подхожу к его самолету, а у него дыра в фюзеляже, сантиметров 70 в диаметре! Мы, так прикинули и решили, что попал ему в борт 37-мм осколочно — фугасный снаряд.

Оружейники в бронеспинке насчитали около 120 отметин от осколков, некоторые «прорубили» бронеспинку на половину толщины, но ни один не пробил. Трубка тяги на горизонтальные рули, была посечена так, что неповрежденным остался едва ли один сантиметр от диаметра стенки. Как тяга выдержала — непонятно. Радиостанцию разбило. Силовые элементы фюзеляжа посекло осколками так, что смотреть было страшно».

*** Член Военного Совета 2-й Воздушной армии, генерал-лейтенант авиации в отставке С. Н. Ромазанов писал:

«На дальних подступах к Львову, на берегу небольшой реки, я ждал очереди на паром. В небе патрулировала четверка наших истребителей. И тут на горизонте появилась большая группа немецких бомбардировщиков. Мы насчитали 24 самолета. На большой высоте наши истребители устремились на врага сверху. Четырех храбрецов не испугало количественное превосходство неприятеля. Уверенно атаковали они головную группу самолетов, а затем, разбив строй, стали выбирать себе определенные цели. Бомбардировщики один за другим, не дойдя до цели, сбрасывали бомбы и поворачивали обратно. 

Через час я был на аэродроме, с которого уходили самолеты на охрану переправы, и попросил позвать летчиков, участвовавших в неравном бою.

— Командир эскадрильи капитан Лобанов, — представился один из них.

На гимнастерке летчика красовалась «Золотая Звезда» Героя. Лицо его хранило следы только что сошедшей улыбки. «Веселый парень», — подумал я и вдруг вспомнил, что полгода назад я встречал его в районе Белгорода. Тогда он в кругу друзей играл на баяне. Он казался мне молодым летчиком, только что начинавшим войну. А теперь… Герой, командир эскадрильи, гроза фашистских летчиков.

— Героя за Курскую получили?

— Так точно, товарищ генерал!

— А на баяне по-прежнему играете?

Лобанов смутился, словно речь зашла о каких-то его слабостях.

Вечером я побывал на разборе полетов, который проводил капитан Лобанов с летчиками своей эскадрильи.

А когда кончился день боевой работы, летчики собрались в землянке. При свете гильзового фитиля сверкнули перламутровые ряды басов, раздалась мелодия «Полярного вальса». Она лилась, как волны северного моря, о котором говорилось в песне.

— Любит наш капитан морские песни, — проговорил кто-то рядом со мной.

А я сидел и думал о том, как замечательны наши люди, как красиво умеют они жить, бороться и побеждать».

Именно таким и был наш земляк, Александр Васильевич Лобанов, который совершил 811 боевых вылетов, в 83 воздушных боях сбил 26 вражеских самолетов лично и 14 в группе с товарищами, участвуя в Великой Отечественной войне с первых ее дней.

28 сентября 1943 года за мужество и воинскую доблесть Лобанов Александр Васильевич удостоен звания Героя Советского Союза!

Стихи фронтового летчика-истребителя Николая Филатова:

Воздушный бой, он очень жуткий,
В бою — натянут, как струна,
От перегрузок трудно вспомнить,
А где же небо, где земля.
То виражи, то пилотажи,
То бочки крутишь, как шальной.
Прицельно бьешь, в тебя стреляют.
Нет, не попали, ты живой.
Живой. А завтра снова в небо.
И снова тот воздушный бой.
И самолет твой на форсаже
Завоет волком, как живой.
Живой и ты из боя вышел.
Все перенес, все пережил.
Что ранен был и не услышал,
Лишь при посадке ощутил.
Зарубцевались наши раны.
От них остался только след,
Но до сих пор мы четко помним
Всех тех, кого давно уж нет.

Мы помним всех, кто пал в сраженьях,
Друзей, погибших, фронтовых.
Они все это время с нами,
Они живут среди живых!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59