Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Помнить всегда. Что делала организация украинских националистов на территории БССР

Помнить всегда. Что делала организация украинских националистов на территории БССР
Фото: архив МП и из открытых источников

Организация украинских националистов (ОУН) занимает важное место в истории украинского национального движения. Она возникла за 62 года до образования независимого украинского государства. Именно в этом видел цель деятельности ОУН ее отец-основатель, бывший офицер австро-венгерской армии Евгений Коновалец.

Цель оставалась неизменной вплоть до краха ОУН. ОУН возникла в Западной Украине. На календаре был 1929 год. Западная Украина уже восемь лет входила в состав Польской Республики. Антиукраинская политика польских властей предопределила наличие значительной социальной базы у ОУН. В 1940 году ОУН раскололась на два крыла. Одно крыло было представлено сторонниками Степана Бандеры, другое — сторонниками Андрея Мельника.

Организационные структуры детища Коновальца стали появляться на территории Западной Беларуси еще в годы мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. На момент начала Польского похода Рабоче-Крестьянской Красной Армии (17 сентября — 5 октября 1939 года) их было здесь довольно много. После включения Западной Беларуси в состав СССР тамошние оуновцы развернули активную антисоветскую деятельность. Их реакция на раскол 1940 года была такова: однозначная поддержка Степана Бандеры. Советские органы государственной безопасности стремились к тому, чтобы от оуновцев не осталось камня на камне. Но если принять общее количество оуновцев в Западной Беларуси осенью 1939 года за 100%, то на 22 июня 1941 года оно было слишком далеко от 0%.

Известно, что после завершения процесса оккупации БССР гитлеровцы включили ее южную часть в состав рейхскомиссариата «Украина», что предопределило существенное наращивание присутствия ОУН-б на территории данной республики. Сначала в белорусском Полесье действовали отдельные боевые единицы оуновцев. 14 октября 1942 года оуновцы положили начало истории Украинской повстанческой армии (УПА). Естественно, стартовал новый этап в присутствии бандеровцев на белорусской земле.

Здесь важно обратить внимание читателей на преемственность и обновление в указанном присутствии. Обновление прослеживалось в убедительной структурированности, в очевидном возрастании масштабов деятельности. Преемственность была в наличии главного объекта для нападений — советских партизан. А далее вырастал и сопутствующий: население, реально помогавшее партизанам. Против этих объектов были задействованы украинские батальоны шуцманшафта (охранные батальоны). Деятели ОУН-б сыграли ключевую роль в формировании охранных батальонов со следующей нумерацией: 101, 102, 109, 115, 118, 136, 137, 201, 237. Под контролем немцев набирали в боевые единицы преимущественно из членов ОУН-б. Возьмем, например, 201-й батальон шуцманшафта. Его создавали ближайшие соратники Бандеры: Е. Побегущий, Р. Шухевич, А. Луцкий. Шухевич впоследствии возглавит УПА. С января по сентябрь 1942 года батальон лишил жизни 2153 бойцов партизанских отрядов, подчиненных советским властям. 15-й, 102-й, 118-й, 201-й, 237-й охранные батальоны активно помогали гитлеровцам, когда последние осуществляли карательные операции: «Болотная лихорадка» в Витебской области, «Треугольник» в Брестской области, «Коттбус» в Минской и Витебской областях. Главные итоги этих операций: более десяти тысяч уничтоженных мирных жителей, сотни сожженных деревень; несколько тысяч наших соотечественников, угнанных на принудительные работы в Германию. На совести 118-го охранного батальона — уничтожение жителей Хатыни.

Здесь важно отметить, что бывший в 1972–1989 гг. первым секретарем ЦК Компартии Украины В.В. Щербицкий всячески противился тому, чтобы получила огласку страшная правда о главной роли оуновцев в этом чудовищном преступлении. Москва пошла у него на поводу и в учебниках истории вся вина возлагалась исключительно на немцев.

С 1943 года советский сегмент антигерманского сопротивления в БССР имел дело с группой УПА-Север. В эту группу вошла основная часть формирований ОУН(б) — УПА, действовавших на территории БССР. В территориальном плане речь шла о Брестской и Пинской областях. С 1943 года в некоторых районах Брестской, Пинской и Полесской областей БССР наличествовали немногочисленные формирования, входившие в военный округ «Туров». Общий знаменатель всех действовавших формирований подобного толка: принадлежность к Брестскому окружному проводу под кодовым названием «Кричевский». Когда стартовала Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион», в них состояло 14 тысяч человек.

Итоги операции «Багратион» хорошо известны: был поставлен жирный крест на германском военном присутствии в БССР, была освобождена часть Прибалтики и Польши, советские войска вышли на границы с Германией, что заставило задуматься о своем будущем многих приспешников германского нацизма. Но вот что касалось присутствия ОУН-б в БССР, то оно вступило в фазу апогея. 1944–1946 гг. отмечены наивысшей активностью за весь период данного присутствия. Здесь и вооруженное противоборство с советскими силовыми структурами, и беспрецедентный террор.

Для оуновцев было типично то, что содержалось в шифротелеграмме секретарю Пинского обкома КП(б)Б А.Е. Клещеву о положении в Ивановском районе (25 декабря 1944 г.): «21 декабря ночью вооруженная банда в количестве 25 человек напала на деревню Замошье Дружиловского сельсовета, избила до полусмерти депутата совета этой же деревни, при избиении ему сломали ребро и приказали крестьянам данной деревни не сдавать госзаготовок и не вывозить лес, а если будут выполнять, то сожгут деревню и расстреляют крестьян».

А вот что вытворяло формирование УПА под командованием Гречко. Только за август 1944 г. — август 1945 г. подчиненные ему головорезы отметились 14 терактами, уничтожением 19 человек. В августе — сентябре 1944 г. в результате осуществленного ими точечного поражения завершили свой жизненный путь инструктор Логишинского РК ЛКСМБ Фесюк, участковый уполномоченный Логишинского района Карачун, инструктор Пинского облисполкома Макарин. В сентябре список жертв едва не пополнил заместитель председателя Логишинского райисполкома Демидов. Он получил ранение, совместимое с жизнью. Но все решила своевременная помощь врачей. В том же месяце и в том же районе головорезы Гречко пытались исключить нормальное функционирование телеграфно-телефонной связи. Они спилили 118 столбов на самом важном участке Хотыничи — Бобрик. От первого до последнего столба расстояние 6 километров.

Перечень подобных фактов можно продолжить. Думаю, что нет смысла объяснять, почему ответственные работники на юго-западе БССР приходили на работу с оружием.

Не могут не наводить на размышления итоговые цифры об антисоветской деятельности оуновцев в 1944–1946 г. Количество диверсий и терактов было равно 2 384. Это — больше, чем все остальные антисоветские силы, вместе взятые. То же самое можно сказать о 1 012 наших соотечественниках, убитых анализируемым сегментом антисоветского сопротивления. Если градировать убитых по определенным группам, 75% (!) составляли ни в чем не повинные мирные жители, 5% — чекисты, 3% — красноармейцы, 17 % — представители номенклатурного слоя. На первый взгляд складывается впечатление, что обыкновенный бандитизм перевесил идейные мотивы. Но если брать временной отрезок с 1944 по 1956 год, то окажется, что главной мишенью оуновских палачей были военнослужащие Советской Армии, пограничных и внутренних войск СССР. За данное время было уничтожено 3199 таких лиц. И это при том, что сверху была определена такая последовательность расстрелов: эти ­— на втором месте, на первом месте — партгосноменклатура.

Можно однозначно утверждать, что советские силовые структуры к 1947 году сломали становой хребет военной структуры оуновцев в Западной Беларуси. Продолжать открытую вооруженную борьбу стало бы себе дороже. Поэтому произошло смещение акцентов. Отныне функциональное назначение тамошних оуновцев виделось таким: совершение диверсий, террористических актов; добывание секретной информации стратегического характера и передача ее резидентам ЦРУ, Интеллидженс сервис, МИ-5.

Каждый оуновец был ознакомлен с тремя тактическими направлениями борьбы, сформулированными на самом верху. Их названия таковы: «Дашбог», «Олег», «Орлик».

«Дашбог» — это прежде всего стремление обвести вокруг пальца советских милиционеров и чекистов. Оуновцы должны были вести себя так и таким образом, чтобы убедить последних в том, что соответствующий сегмент антисоветского сопротивления приказал долго жить. В действительности имеет место такая картина. Оуновцы с одной стороны не предпринимают диверсий, терактов, а с другой — ждут наступления лучших времен для того, чтобы взяться за старое. Главный плюс временного ухода в глубокое подполье — сохранение кадров.

В основе направления «Олег» — стремление существенно пополнить членский корпус ОУН-б за счет местных жителей. Тамошние украинцы и белорусы должны были купиться на посулы оуновских агитаторов и пропагандистов. И это при том, что ОУН-б палец о палец не ударила, чтобы наполнить реальным содержанием свою внешне привлекательную программу, принятую в 1943 году.

Наверху задумывались и над территориальным расширением социальной базы ОУН-б. В рамках тактического хода «Орлик» был детально расписан целый комплекс мероприятий, которые были призваны распространить влияние ОУН за пределами Брестской, Пинской, Полесской областей.

А сейчас разберем аморальный торг многих подпольщиков из числа оуновцев с советской властью. Та несколько раз объявляла о своей готовности освободить от уголовной ответственности тех участников антисоветских организаций, которые явятся с повинной. На календаре были 1945–1947 гг. Среди тех, кто последовал этому призыву, оуновцев было больше всего. Советская власть выполнила свое обещание. А что же оуновцы? Обозначают членство в группах запасной сети. Эти группы никак не могли быть легальными. Здесь и агитация, пропаганда в духе ОУН-б, и увлечение маниловскими по сути проектами создания украинского независимого государства. Наиболее известен следующий проект такого рода. Американцы, подданные короля Георга Шестого развязывают войну против СССР. ОУН-б активно содействуют их победе в войне. За это победители в данной войне идут на создание незалежной и самостийной. Так вот «бывшие» оуновцы ко всему этому целенаправленно готовились.

На содержание деятельности ОУН-б в указанном регионе принципиально не повлияло переименование в 1948 году Брестского окружного провода в Белорусский окружной провод под названием «Нива». Провод — это территориальная ячейка. Провод «Нива» просуществовал 4 года. Это были четыре ступеньки вниз. В 1952 году была разгромлена последняя из четко обозначенных организационных структур ОУН-б. Через год чекисты объявят в розыск последних 159 членов ОУН-б на белорусской земле. Их совершенно обоснованно квалифицировали в качестве террористов-одиночек. Самое последнее убийство оуновцем советского гражданина из БССР произошло 66 лет тому назад.

Таким образом, в присутствии Организации Украинских Националистов на территории БССР можно найти только черные страницы. Постоянно пополнялся скорбный счет наших убитых соотечественников, творились грабежи, держались в страхе сотни тысяч жителей Брестской, Пинской, Полесской областей. Те силы в современной Украине, которые обеляют оуновцев, покрывают себя позором, от которого не отмоются никогда.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!