Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Холод, штормы, ураганы, дыхание 2 океанов. Воспоминания моряка в день Военно-морского флота

Холод, штормы, ураганы, дыхание 2 океанов. Воспоминания моряка в день Военно-морского флота
Фото: из личного архива героя

В старину говорили: «Идя на войну – перекрестись. Идя в море – перекрестись дважды». День Военно-морского флота отмечается в последнее воскресенье июля, в этом году – 31 июля. В Беларуси этот праздник неофициальный, однако военные моряки продолжают его отмечать.

В свое время 4 года жизни отдал нелегкой морской службе житель Колодищей Виктор Дирко, в прошлом – замначальника отдела УУР МВД БССР, подполковник милиции в отставке.

Дыхание двух океанов

В августе 1959 года, не ожидая, когда истечет время отсрочки от призыва, положенного после окончания профтехучилища, я обратился в военкомат с просьбой призвать меня на службу добровольцем. Мою просьбу удовлетворили. Для всех мой призыв в армию оказался настолько неожиданным, что одна женщина даже всплакнула. А я лишь коротко бросил: «Не на войну же…» – и убежал. Если бы знал, на какую службу напросился!

19 суток в товарнике через всю Россию и вот, утром 19 сентября, я в городе Советская Гавань, на берегу Тихого океана. Здесь меня встретила настоящая зима. Через несколько дней состоялось распределение по родам войск. В деле призывника у меня значилось «В.В.С.» – военно-воздушные силы. Я был доволен, полагая, что моя мечта стать летчиком стала ближе. Но, как говориться, человек предполагает, а Бог располагает. Тут меня подозвал старшина в морской форме и повел на дополнительную медкомиссию. Покрутили, повертели и определили во флот.

Так я стал курсантом специальной морской школы Тихоокеанского флота. Когда рота была сформирована, нам выдали робы, бескозырки без ленточек и направили в «учебку», располагавшуюся на берегу Татарского пролива в 10 км от Советской Гавани. Руководителем был назначен тот самый старшина, который определил меня в морфлот. Ох, и взялся же он за нас! Каждое утро подъем в 6:00, пробежка и зарядка на плацу в тельняшках. А морозы стояли за -30 градусов, и почти каждый день – метели. Чувствовалось дыхание двух океанов.

Кормили нас очень хорошо, поэтому через пару месяцев щеки у всех округлились. После Присяги выдали ленточки на бескозырки с надписью золотыми буквами «Тихоокеанский флот». Затем начались занятия по морскому делу и специальности – связист-сигнальщик. Основные обязанности сигнальщика – вести наблюдение за окружающей обстановкой, держать визуальную связь с другими кораблями с помощью световых сигналов открытым текстом, с помощью флажков, специальных флагов и сигнальных предметов. Это не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Более трех лет на посту

Через 10 месяцев я уже был матросом эскадренного миноносца «Неудержимый» в бухте Абрек в 200 км от Владивостока. В нашем распоряжении – большие прожекторы со специальными регулирующимися затворами и флажки для передачи световых сигналов семафора, а также морские бинокли. Проверив наши знания и навыки, старшина ушел доложить командиру, а мы начали изучать свой пост, где предстояло провести более 3 лет.

Прежде всего нас поразила чистота и порядок на корабле – никакой суеты, все заняты делом. Во время стоянки у причала уборка производится три раза в день и генеральная по субботам. Рабочая роба у нас в то время была белого цвета, а не синего, как теперь. Два комплекта и оба должны оставаться чистыми. И мы как-то умудрялись соблюдать это правило. Впечатлили, конечно же, размеры и красота корабля – четкость всех его линий, вооружение…

Мой первый выход в море продолжался менее суток. Когда корабль взлетает на гребень огромной волны, на мгновение замирает, а потом всей своей массой обрушивается вниз, словно в пропасть, ноги отрываются от палубы, будто оказываешься в невесомости. Нужно крепко держаться, чтобы не упасть. Так может продолжаться несколько суток. Вести наблюдение еще куда ни шло, а как работать на прожекторе? В таких случаях один сигнальщик поддерживает другого, а третий, как придется записывает информацию. Приходится кричать, чтобы в этом морском буйстве быть услышанным.

Бдительность за нарушителями

Красотами моря и морскими ландшафтами любоваться некогда. Надо быть предельно внимательными и в совершенстве владеть средствами связи. Знать типы и классы надводных и подводных кораблей всех стран мира, особенно американских, с которыми приходилось встречаться очень часто. Особенно нас беспокоили их подводные лодки.

Как только наступала суббота и, если мы стояли у причала, на баке (носовая часть корабля) начинали демонстрировать фильм, а американская подводная лодка заходила в наши территориальные воды. Как только она всплывала, ее фиксировали наши береговые средства охраны территориальных вод, нам объявляли боевую тревогу. Мы выходили в море и бывало, всю ночь «утюжили» заданные квадраты, пока не прогоняли нарушителя. Иногда приходилось применять и бомбометание.

Часто нарушали наши территориальные воды и американские самолеты-разведчики. Однажды море, словно надорвавшись своим безудержным буйством, притихло и будто нежилось на солнце. Я решил в бинокль пройтись по всему сектору наблюдения – от кормы и до носа. Вдруг чуть выше горизонта заметил точку – самолет! Доклад и тут же команда: «Боевая тревога!» Вскоре на судне все было готово к отражению возможной атаки. Самолет летел очень низко, буквально над водой, и потому оставался невидимым для радара. Пронесшись в нескольких метрах от корабля, так что можно было рассмотреть лицо летчика, скрылся из поля зрения. Командир даже предоставил мне 10 суток к отпуску за своевременное обнаружение самолета.

Морская честь

Скучать на вахте времени не было. Особенно когда меня назначили командиром отделения сигнальщиков. На посту я находился буквально сутками, питаясь одними сухарями, которых набирал полные карманы. Там же, на посту, который находился на командирском мостике, и отдыхал, сидя в рубке (маленький отсек), которая находилась с тыльной стороны мостика. Причем, вахту мы несли под открытым небом, в любую погоду, во время штормов и ураганов. Это было настоящее испытание на силу духа и выносливость.

Современное судно практически не потопляемо, но при условии, что каждый член команды четко выполняет свои обязанности.

Особенно тяжело было в так называемый Карибский кризис, когда в течение полугода мы не сходили на берег. Приходилось как бы заново учиться ходить.

Тот, кто испытал и выдержал тяготы морской службы, никогда ее не забудет и никогда не совершит плохого поступка. Ведь морская честь – это особенная честь.

Для меня, пережившего немало трудностей в детские и школьные годы, морская служба не была в тягость. Получал я только благодарности и поощрения от командира корабля. А главное то, что командир не просто отпустил меня со службы для поступления в Саратовский юридический институт, не демобилизовав, а вместе с секретарем парторганизации дал рекомендацию. В случае неудачи пришлось бы служить до конца года, как остальным. Но я достойно преодолел испытания и дальше не подвел ни поведением, ни отношением к учебе. И только после зачисления в институт, был демобилизован с присвоением офицерского звания – младший лейтенант, хотя со службы уезжал старшиной. Я еще долго не расставался с морской формой. Прочная, удобная, красивая: фланелевая рубашка и брюки-клеш, как у нас говорили, «шире Черного моря»…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59