Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Прокурор с родственниками-украинцами и истец-бисексуал. Шокирующие подробности дела Артема Дубского

Прокурор с родственниками-украинцами и истец-бисексуал. Шокирующие подробности дела Артема Дубского
Фото: из открытых источников и из личного архива Артема Дубского

Дело некогда бежавшего из Беларуси оппозиционного журналиста Артема Дубского обрастает все новыми подробностями. Очень скоро мужчина может оказаться за польской решеткой, ведь когда-то позволил себе «дерзость» — снимать украинцев на видео. Дубский лично стал разбираться в уголовном деле, которое на него завели. И тут всплывают шокирующие подробности. Впервые белорусский оппозиционер делится ими с «МП». Выяснилось, что дело ведет прокурор, за спиной которого — родственники-украинцы, а официальный истец — вор и бисексуал. Кроме этого, Дубский выяснил, что в тот момент, когда он снимал украинских беженцев на видео, они, в прямом смысле слова, плясали на костях своих предков-освободителей. Пройти мимо не смог, а потому рискует сесть в тюрьму.

— Артем, давайте вернемся к тому дню, когда украинские беженцы «развлекались» на памятнике воинам-освободителям в Польше. У украинцев в тот момент вообще не было мыслей, что там покоятся тела их предков?

— Украинцы, которые выплясывали на памятнике, — прекрасно осознавали, что именно они творят. С этой целью они туда и пришли в масках свиней. История им как раз хорошо известна, но проблема в том, что она им не подходит потому они и пытаются исказить правду.

— Вы как-то готовитесь к судебным заседаниям?

— Да, я усиленно готовлюсь к судебным заседаниям и небеспочвенно,  ведь сейчас не только в Польше наметился тренд на «посадку» инакомыслящих. А это, как правило, все те, кто нелестно отзывается об украинцах. Простой пример: недавно в соседней Чехии двух блогеров приговорили по схожей ситуации. Они просто собирали информацию об организации, которая написала на меня донос. Я 27 октября прочел материалы моего уголовного дела. Оказалось, что и у прокурора, и у всех причастных к моему делу, есть второе дно.

— Какую информацию удалось собрать про истца?

— Истцом выступил Центр мониторинга расистского и ксенофобского поведения. На создание этой организации было выделено двести пятьдесят тысяч злотых. Но самое интересное, что эти деньги были украдены, а фондатор той организации, которая написала на меня донос, сейчас находится в международном розыске. Сейчас он находится в Норвегии, где получил политическое убежище. А так он гражданин Польши.

— Что еще удалось разузнать о фондаторе Центра мониторинга расистского и ксенофобского поведения?

Фондатор Центра мониторинга расистского и ксенофобского поведения

— Этот человек сочинил историю, что он бисексуален и под эту историю получил в Норвегии политическое убежище. Что не мешает ему, находясь там, руководить организацией и откровенно воровать. Его приговор в том числе за мошенничество: он понабирал долгов на организацию и не собирался эти деньги возвращать. Это доказано судом. И этот персонаж находится пару-тройку лет за границей.

— Какие темные стороны у этой сомнительной организации?

 — Эта организация (Центр мониторинга расистского и ксенофобского поведения — Прим. ред.) известна тем, что несколько десятков людей они просто оболгали: есть решения судов, есть договоры, где они обязаны извиниться. Это никого не смущает, люди и дальше жертвуют им деньги. Это очень модная в педофильских и ЛГБТ кругах — «левая» организация. Ее негласный девиз — за все «хорошее» против всего «плохого».

— Расскажите, что собрали о прокуроре?

— Сейчас как раз «копаем» информацию в отношении прокурора. Отдельно хочу отметить факт, что прокурора, который подписал обвинительный акт против меня — зовут Роберт Шыманьски. По имеющейся у меня информации, минимум два ближайших члена его семьи имеют украинские паспорта. И что самое интересное, этот прокурор, который возбудился на заявление этой, якобы правозащитной организации, в январе текущего года отказался возбуждать уголовное дело, когда местные праворадикалы повредили в центре города семь памятных табличек. Речь про таблички с надписью «здесь место, освещенное кровью павших поляков, которых убили нацисты». Эти таблички и были повреждены, а прокурор отказался возбуждать уголовное дело. В моем же случае ничего не было повреждено, а лишь задеты хрупкие струны души украинки, одной единственной. Я не знаю, как так можно, но видимо — можно. Заявитель — украинка, а у прокурора в семье два гражданина Украины, то видимо можно и даже нужно возбудить против меня уголовное дело.

Поэтому прокурор и все причастные к вашему делу так рьяно выгораживают украинцев?

— Сейчас в целом сложился такой тренд: все, что «русское» — это якобы синоним слову «плохо», а все, что против России — синоним слову «хорошо». И проблема в том, что ничего кроме как хорошее об украинцах говорить нельзя. Несмотря на то, что во многих государственных медиа в настоящее время это самое «хорошее» звучит как «они зарезали кого-то», «они изнасиловали кого-то». Но почему-то двуличие состоит в том, что мне говорить про украинцев, утверждая то, что они нацисты, что они ведут себя как свиньи, нельзя, а польским государственным медиа — можно.

— Артем, скажите, как в целом подают снос памятников советским воинам и хамоватое поведение украинцев польские СМИ?

— Снос советских памятников подают, как борьбу с нацизмом. Парадокс, что до недавнего времени это не было проблемой, но почему-то резко проблемой стало. Что касаемо хамоватого поведения украинцев, в СМИ говорят, что якобы это отдельные «особи». Хотя, на самом деле, этих отдельных «особей» становится крайне много. Причем, самое смешное, что так говорят польские СМИ, которые изначально заточены под лояльность к украинцам.

— А что-то известно о человеке, который на вас донес?

— Известно, что донесла на меня женщина, имя и фамилия которой мне тоже известны. По протоколу это Natalia Lysa. Почему ее имя и фамилия мне известны? Все просто — видимо, в суде очень спешили и не учли такую процедуру, как анонимизация. Их оплошность я заметил, когда ознакамливался с материалами уголовного дела.

Обычно, перед тем как материалы уголовного дела копируются, то заслоняется имя и фамилия людей, которые могут теоретически подвергнуться некому преследованию. В моем случае — это человек, который сообщил о «преступлении». А дело было так: одна из работниц в перерыве между помывкой стекол и подметанием полов распечатала несколько десятков страниц. Написала заявление, подошла к своему шефу Конраду Дульковскому (Konrad Dulkowski — директор Центра мониторинга расистского и ксенофобского поведения Прим. ред.) сказала: шеф, я только что помыла полы, а давайте вы представите мои интересы, так совпало, что я полы у вас мою, а вдобавок вы еще и права украинцев защищаете. Она якобы чувствует себя оскорбленной. Ну и предоставила материалы, которые по версии прокурора имеют место быть.

Конрад Дульковский — директор Центра мониторинга расистского и ксенофобского поведения

— В чем еще вас обвинил заявитель?

— Ряд обвинений связан постами в моем телеграм-канале. Один пост был с Дикаприо и надпись над ним на польском языке. Дословно на русском: когда мне задают вопрос, какую сторону я поддерживаю, я говорю всегда, что я выступаю на стороне Володи.

— Были ли еще какие-то «провокационные» посты, за размещение которых вам предъявили?

— Да, далее предъявили за фото в российском триколоре. И под фото был следующий текст: «въезд в российский город Мариуполь проверен без нацистской заразы». Это и стало еще одним эпизодом в моем деле.   

— Как вы считаете, все ваши «за» и «против» в формате суда примут к сведению те, кто стоит у руля польского правосудия?

— Принимая во внимание тот факт, что недавно в Чехии людям без особых на то оснований дали реальные тюремные сроки… Также принимая во внимание тот факт, что в Польше сейчас тренд — на «вылизывание» всевозможных частей тела украинскому народу. А хуже белорусов, по их мнению, только русские. Поэтому иллюзий нет никаких от слова совсем. Ну, во всяком случае, я уверен, что как минимум будет условный срок, как максимум — до трех лет лишения свободы.

— Какую еще информацию по вашему делу планируете раздобыть?

— Касаемо информации, я очень плотно изучаю людей, которые написали на меня донос. Например, интересуюсь биографией гражданки Украины. Той самой гражданки, которая моет полы в фонде, который якобы совершенной случайно изучает права в том числе и граждан Украины. Совершенно случайно, так уж получилось, что до того, как это заявление на меня пошло в прокуратуру, я выпустил порядка десяти роликов, изобличающих их, украинцев, как мошенников. С приведением фактов и со ссылками на приговоры судов. Вообще, я вижу, что украинцы используются как некое оружие, которое можно потом выбросить как отработанную установку по выстреливанию гранат. И вообще, я не удивлюсь, если окажется, что истец — выдуманный персонаж и этого человека вовсе не существует.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59